Поле боя     Архивы сайта    |     Наши форумы    |     Поиск    |     "Последнее на форуме"   
 
    "Поле боя"    |     Каталог файлов    |     Каталог ссылок    |     Управление профилем
  Навигация
· Главная
· О проекте

Военные игры
· Варгеймы
  · Правила
  · Статьи
  · Сценарии
  · Хроники
· Настольные игры.
· Игры по переписке.

Миниатюры и модели
· Масштаб 1:72
· Масштаб 1:100 (15мм)
· Масштаб 10мм
· Масштабы 25мм и 28мм

Мастерская
· Конкурсы
· Статьи
· Галерея

Военная история
· Статьи

Клуб «Поля боя»
· Пользователи сайта
· Наши Форумы
· Доска объявлений

Информаторий:
· Интернет-Новости
· Мероприятия
· Выставки и музеи
· Полезные ссылки
· Клубы и Магазины

Пользователю:
· Управление аккаунтом
· Личные сообщения
· Добавить новость
· Рекомендовать сайт
· Самое популярное
· Статистика сайта
  Поиск по сайту


  Авторизация
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
  

Магазин «Солдатики»

Rambler''s Top100 Рейтинг@Mail.ru

Автор: А.Куркин | Опубликовано: 04 Февраля, 2009 | Разместил: Pipeman
Просмотров: 8604 | Голосов: 6 | Рейтинг: 5
 

    "..Представленные материалы являются частью моей статьи, посвященной артиллерийской службе бургундских герцогов. Из текста изъяты параграфы о системе управления артиллерии Бургундии, транспортной службе, полевом лагере и т.д. Вместе с тем, надеюсь, что приведенная в тексте типизация бургундских артиллерийских орудий, основанная на письменных источниках (массив архивных документов департаментов Котдор и Норд, мемуары и хроники участников или современников Бургундских войн), изобразительных источниках и анализе сохранившихся образцов из коллекций различных музеев, позволит читателю составить более полное представление о бургундской артиллерии, как самой передовой артиллерии того времени..." - А.Куркин.

 



Куркин А.В. 

 Артиллерия герцогов Бургундских. Опыт типизации средневековых артиллерийских орудий.

 
Рис.1. Бургундская артиллерия при Грансоне. Миниатюра из «Люцернских хроник» Д.Шиллинга, 1513 г.

    1. Типы артиллерийских орудий.

    Типизация средневековой артиллерии в целом и бургундской в частности сильно затруднена. Основная причина этого – весьма вольное обращение с терминами со стороны средневековых хронистов и противоречивые данные учетных ведомостей той эпохи. Например, часть источников собственно орудия-каноны (canons) относит к отдельному типу, другие источники под канонами понимают артиллерийские орудия вообще. Так, в учетной ведомости бургундской артиллерии за период  19-25 августа 1466 г. значатся «канон Жана де Малена, <…> курто французского короля» (т.е. составитель документа как будто различает эти типы орудий) и «2 канона, прозываемых курто». Не всегда понятно, что средневековые источники подразумевают под термином «кулеврина» – ручное стрелковое оружие или все-таки артиллерийское орудие. Некоторые названия тех или иных типов артиллерийских орудий («краподо», «веглер») вышли из употребления или были заменены другими. Исследователями средневековой артиллерии предпринимались неоднократные попытки классифицировать артиллерийские орудия той эпохи по каким-либо сходным признакам – схожим калибрам, схожим лафетам, схожим типам боеприпасов, наконец, схожим боевым задачам, решаемым во время сражения. Однако такие подходы к вопросу  типизации не только искусственно упрощают проблему, но так же мешают правильному восприятию духа той эпохи, когда, с одной стороны, люди жили в системе тотального регламента, а с другой – позволяли себе вопиющую небрежность в обращении с терминами или хронологией. Всего этого следует избегать, классифицируя бургундские артиллерийские орудия, прежде всего, согласно терминологии средневековых источников и сверяя их данные с параметрами сохранившихся до наших дней оригинальных образцов. В настоящий момент средневековые артиллерийские орудия интересующего нас периода, чья  принадлежность к бургундским вооруженным силам не вызывает сомнения, хранятся в коллекциях, прежде всего, швейцарских музеев: Музее Ла-Неувевиля (наиболее полное собрание полевой артиллерии), Музее Муртена (значительное собрание, часть орудий которого, заявленные как бургундские, в действительности являются швейцарскими канонами устаревших образцов), Базельском Историческом музее, Историческом музее Сен-Галлена, Старом цейхгаузе Золотурна, Швабском музее Билля, Бернском Историческом музее (отдельные детали орудий). Бургундские орудия сохранились в коллекции Брюссельского Королевского музея оружия, бургундские артиллерийские принадлежности хранятся в собрании Парижского Музея армии, ряде голландских, бельгийских и австрийских музеев, а так же в некоторых частных коллекциях. Помимо сравнения параметров реальных бургундских орудий с письменными свидетельствами, я использовал доступные мне изобразительные источники, прежде всего, миниатюры бургундских, немецких и швейцарских художников, которые могли видеть бургундские артиллерийские орудия или даже изображать их «с натуры» («Хроники Эно», « Хроника Карла Мартелла», два экземпляра «Хроник» Ж. Фруассара из Национальной библиотеки Франции и Британской библиотеки, «Хроника Англии» Ж. Ваврена, «Военная книга» Ф.Менха, «Бернские, Люцернские и Цюрихские хроники» Д.Шиллинга, «Хроники» А.Монстреле, «Базельская хронка», «Швабская Домовая книга» и т.д.).

***

    Тяжелая или осадная артиллерия включала в себя несколько типов орудий, которые, прежде всего, служили для разрушения вражеских укреплений, бреширования стен, уничтожения или поджога различных строений.

    Бомбарды (bombardes) – основной тип тяжелой артиллерии. В 1382 г. при осаде Оденарда была использована бомбарда «Гент». Ствол орудия был сварен из 32 продольных железных полос и скреплен 41 обручем. Длина ствола равнялась 18 футам (5,486 м), калибр составлял 0,638 м, ядро весило 600 ливров (272 кг). Чтобы укрыться от огня этой бомбарды, жители Оденарда спасались в погребах. Во время осады замка Веллексон (1409-1410 гг.) войсками Жана Отважного бургундские артиллеристы использовали медную бомбарду, отлитую мастерами из Осонна. Вес орудия составлял 6 900 фунтов (3 065 кг), вес каменных ядер – 320 фунтов (144 кг). В 1426 г. источники упоминают бомбарду «Катрин». В 1428-1440-х гг. бургундские арсеналы пополнились бронзовыми бомбардами «Бургундия», «Люксембург», «Ромерсвалль», «Красная бомбарда», «Грета», «Боревуар» и другими. Бомбарда «Грета» сохранилась до наших дней, она установлена на Рыночной площади в Генте. Размеры этого орудия впечатляют: длина ствола – более 5 м, калибр – 0,64 м, вес – 16 400 кг. Сохранившиеся документы позволяют судить о калибре и стоимости этих орудий:

    «Одна большая бомбарда, именуемая Ромерсвалль, бросающая камни 32 дюймов (poux), 2 000 ливров и 32 гро;
    одна бомбарда, именуемая Красная бомбарда, бросающая камни 26 дюймов, 1 800 ливров; <…>
    одна бомбарда, именуемая Боревуар, бросающая камни 32 дюймов, 1 800 ливров;
    одна маленькая бомбарда, именуемая Бургундия, бросающая камни 12 дюймов, 500 ливров».

    В 1449 г. Филипп Добрый заказал железную бомбарду «артиллерийскому торговцу» Жану Камбье за 1 536 ливров и 2 су. Бомбарда, получившая имя «Монс Мег» (“Mons Meg”, «Баба из Монса», в 1457 г. была приобретена шотландским королем Джеймсом II, ныне экспонируется в музейной коллекции Эдинбургского замка), имела длину 15 футов (немногим более 5 м) и весила 15 366 фунтов (около 7 т). Для метания каменного ядра массой 549 фунтов (250 кг) бомбарде требовался пороховой заряд в 105 фунтов (47 кг). В 1465-1466 г. бургундские арсеналы пополнились бомбардами «Артуа», «Брежьер», «Францисканская монашка» (“Cordeliere”), «Намюриз» и другими. Калибр этих орудий составлял 12, 13 и 16 дюймов (0,3-0,4 м), вес используемых ими боеприпасов (обычно, мраморных ядер) мог достигать 45 кг и больше. В 1472 г. арсенал в Лилле выделил для планировавшегося похода на Цирикзее две бомбарды: «Одна железная бомбарда, окрашенная красным, называемая Артуа, стреляющая камнями в 16-17 дюймов; другая бомбарда, так же окрашенная  красным, называемая Ат, стреляющая камнями в 13 дюймов». В 1475 г. тот же арсенал был готов направить в бургундскую армию «6 бомбард из железа и бронзы, 6 мантелетов для означенных бомбард, 6 повозок для транспортировки указанных мантелетов, 12 камней для бомбард». Нейсский хронист Христиан Вирстрайт, переживший осаду родного города бургундской армией в 1474-1475 гг. оставил интересное свидетельство относительно веса снарядов бургундских бомбард: «Мощная бомбарда первой выстрелила по Главным воротам Нейса. Первые 3 пушечных ядра зарылись в землю, столь они были тяжелы, но ландграф Герман, ничуть не удивившись, приказал их взвесить. В это время гессенский князь /т.е. сам Герман/ восславил Господа и Св. Квирина, решив пожертвовать им эти /ядра/ вместе с восковыми свечами, и оные весили 100 фунтов (около 45 кг)». Судя по всему, Вирстрайт описал снаряды бургундской бомбарды «Артуа», которая «верой и правдой» служила Карлу Смелому во многих его походах и была, скорее всего, потеряна в ходе Швейцарской кампании.


Рис.2. Бургундская бомбарда. Исторический музей, Базель.

    В Базельском Историческом музее хранится трофейная бургундская бомбарда (инв. №1874-93), захваченная в сражении при Муртене (1476 г.). Ствол бомбарды сварен из 19 продольных железных полос и перехвачен 32 железными кольцами. На стволе выбит герб фламандского рода д’Окси. Ранее ствол орудия был покрыт красной масляной краской, защищавшей его от коррозии. Общая длина ствола составляет 2,73 м, из которых 0,72 м приходится на пороховую камору. Калибр каморы –0,155 м, калибр ствола – 0,345-0,36 м. Судя по всему, данная бомбарда, в числе прочих артиллерийских орудий, была доставлена к Муртену Жаном д’Окси, участвовала в осаде крепости и была захвачена швейцарцами в ходе сражения. Интересно, что калибр этой бомбарды, равно как и остатки красного покрытия, совпадают с описанием бомбарды «Ат». Иногда ствол бомбарды помещался в специальную дубовую колоду, которую на походе поднимали на повозку. Повозка, в свою очередь, могла украшаться флагом-пенноном с гербом герцога. Так, один из бухгалтерских документов Счетной палаты содержит распоряжение «выплатить Анри Беллешозу, художнику герцога, за 2 гербовых пеннона, установленных на повозки, 4 гро». Для транспортировки бомбарды «Катрин» в 1426 г. были наняты 4 извозчика, 1 слуга и 15 лошадей; для перевозки 2 бомбард с запасом пороха и камней были использованы 6 повозок и более 100 лошадей. В 1468 г. в зимний период упряжка одной повозки с бомбардой насчитывала 24 лошади. Бомбарды, как и прочие артиллерийские орудия, могли доставлять к месту боевых действий и с помощью речного транспорта. Например, упоминавшаяся бомбарда, изготовленная в Осонне, была доставлена к осажденному Веллексону по воде. На боевой позиции расчет бомбарды мог укрываться от ответного огня противника за мантелетом в виде вращающегося щита, закрепленного на горизонтальной оси. Порох загружался в пороховую камору, расположенную в казенной части ствола, при помощи загрузочной ложки-шуфлы. Выстрел осуществлялся путем поджигания порохового заряда через затравочное отверстие.


Рис.3. Бомбарда с принадлежностями. Миниатюра из «Арсенальной книги императора Максимилиана», 1502 г., Инсбрук.

    Дистанция выстрела, исходя из косвенных свидетельств средневековых источников («четыре выстрела из лука» и т.д.), колебалась в пределах 1-2 км и более. Сильнейшая отдача при выстреле могла расколоть деревянную колоду, в которую был уложен ствол, поэтому артиллеристы укрепляли колоду дополнительными балками. Часто ствол бомбарды укладывали непосредственно на грунт. Подсыпая под ствол землю или подкладывая под него деревянные бруски, меняли угол выстрела, отдачу гасили дубовыми подпорками. Разрушения, причиняемые бомбардами вражеским укреплениям, подчас были очень значительны. Так, в ходе относительно краткосрочной осады Динана (1466 г.) «стены и башни в 9 футов толщиной были снесены на 60 футов». Во время 10-месячной осады великолепно укрепленного Нейса (1474-1475 гг.) бургундские бомбарды, несмотря на дополнительную линию парапетов-брэ, разрушили «до неузнаваемости» 17 городских башен и значительную секцию куртин.

    Бомбарделли (bombardelles – бомбардочки), судя по названию и данным средневековых документов, были несколько легче бомбард, хотя так же служили для разрушения вражеских укреплений. Бургундская учетная ведомость 1472 г. содержит упоминание об этих типах орудий: «две железных бомбарделли, называемые Ламбиллон, снабженные камнями в 10 дюймов или около того». Другая учетная ведомость 1475 г. так же упоминает бомбарделли: «6 бомбарделлей, 6 средних мантелетов, 7 повозок для транспортировки мантелетов, 12 камней для бомбарделлей». Таким образом, калибр этих орудий в среднем составлял 0,25 м. Бомбарделли как и бомбарды могли снабжаться деревянной колодой, возможно в некоторых случаях имеющей пару колес. На многих миниатюрах и гравюрах швейцарских и немецких манускриптов («Бернские хроники», «Люцернские хроники», «Базельская хроника» и т.д.), иллюстрирующих различные события Бургундских войн, изображены бургундские орудия большого калибра со стационарным вертлюжным лафетом, установленным на треногу и снабженным механизмом вертикальной наводки. Возможно, это и есть бомбарделли. Известно, что зимой 1468 г. упряжка одной повозки с бомбарделлью состояла из 14 лошадей.


Рис.4. Артиллерийские орудия, поднятые на передки. Миниатюра из «Военной книги» Ф.Мёнха, 1496 г., Гейдельберг.

    Веглеры (veuglaires – соколята) – тип артиллерийских орудий, которые могли использоваться, как при осаде (крупнокалиберные каноны), так и в полевом сражении. Пик их распространения пришелся на 1440-1460-х гг. Так, бургундские учетные ведомости упоминают 7 веглеров под 1443 г. В 1446 г. веглер 6 футов длиной (2,88 м), снабженный «каморой нового образца позади камня» /съемной?/, поступил на вооружение одного из бургундских кораблей. В 1453 г. прославленный бургундский рыцарь Жак де Лален во время осады замка Пуке пал от ядра, выпущенного вражеским веглером. Вместе с Лаленом погибли 1 жандарм и 4 лучника. В 1458 г. был изготовлен веглер со съемной пороховой каморой. Ствол весил 978 ливров (около 440 кг), камора, рассчитанная на 3,5 фунтов (около1,6 кг) пороха имела массу 203 ливра (около 92 кг). В 1466 г. во время осады Динана бургундцы имели «2 веглера, размещенные со стороны лагеря бастарда Бургундского: 6 камней  10 дюймов в поперечнике». В корпусе Питера Хагенбаха, блокировавшего замок Ортенберг в 1470 г., артиллерию представляли несколько веглеров в 4 фута длиной с пороховыми каморами, рассчитанными на 1 фунт пороха. В последующие годы термин «веглер» практически исчезает из учетной бургундской документации, а ему на смену приходит термин «бомбарделль». В музейной коллекции Брюссельского Королевского музея оружия хранятся 2 орудия, которые исследователь Шарль Брюстан идентифицировал как веглеры. Стволы этих орудий практически одинаковы: длина ствола 0,75 м, длина съемной пороховой каморы 0,4 м. Один ствол помещен в колоду длиной 1,5 м, второй закреплен на мощном деревянном лафете, снабженном парой колес в виде сплошных деревянный дисков.


Рис.5. Прорисовка веглера. Королевский музей оружия, Брюссель.

    Подобное орудие, снабженное двускатным мантелетом, изображено на миниатюре «Осада Муртена» из «Бернских хроник» Д. Шиллинга (1480 г. Бернская Городская библиотека). В Историческом музее Базеля экспонируется орудийный ствол (инв. №1874-95), отлитый из бронзы в 1474 г. в Мехелене известным бургундским литейщиком Жаном де Маленом. Длина ствола составляет 2,555 м, калибр в разных частях ствола 0,13 (несъемная пороховая камора) и 0,227 м. Ствол снабжен парой цапф, сильно облегчавших процесс горизонтальной наводки, рельефным гербом Карла Смелого, его вензелем, а так же надписью готическим шрифтом: Jehan de Malines ma faut lan MCCCCLXXIIII” (искаженное «Жан де Мален сделал меня в 1474»). Швейцарский исследователь Флоренц Дойчлер был склонен видеть в данном орудии переходный тип от средневековых бомбард к более современным орудиям эпохи Максимилиана Габсбурга. На мой взгляд, указанный ствол можно отнести либо к описанным выше бомбарделлям, либо к т.н. курто,  на производстве которых Жан де Мален, собственно, и специализировался.

    Имеется несколько данных о транспортировке веглеров. Так, в 1426 г. для перевозкики веглера были наняты 3 извозчика с повозкой и 8 лошадьми.


Рис.6. Орудийный ствол, отлитый в мастерской Ж.Малена. Исторический музей, Базель.

    Курто (courtaux, courtauts) – наиболее «легкий» тип тяжелой артиллерии данного периода. Судя по сообщениям источников, курто могли применяться как при осадах, так и при полевых сражениях. Так, в сражении при Монлери с французской стороны принимала участие 1 курто калибром 7 дюймов (0,175 м), которая в конце боя была захвачена. Впоследствии эта курто совместно с каноном Жана де Малена (вероятно, тоже курто) участвовала в обстреле укреплений Динана (1466 г.) и Сен-Трона (1467 г.). При чем калибр канона равнялся 9 дюймам (0,2286 м), что практически совпадает с калибром описанного выше орудия того же мастера и может свидетельствовать об установленной им стандартизации. Вероятнее всего, курто монтировались на колесных лафетах. В пользу такового утверждения свидетельствует артиллерийская учетная ведомость 1472 г.: «две курто из бронзы, изготовленные Жаном де Маленом, на добрых лафетах на четырех не дорогих колесах». Курто, как и перечисленные выше типы тяжелых артиллерийских орудий, стреляли каменными шарами – ядрами, вытесанными из мрамора, алебастра или песчаника. С 19 по 25 августа 1466 г. канон Жака де Малена выпустил по стенам осажденного Динана 96 каменных снарядов.


Рис.7. Осадная бургундская артиллерия. Миниатюра из «Хроники Англии» Ж. Ваврена, 1480 г.

    Мортиры (mortieres – ступки) – осадные орудия, ведущие обстрел по крутой навесной траектории. Целью данного типа орудий являлось разрушение жилых кварталов, расположенных внутри кольца стен и поджоги. Мортиры, что следует из названия самого оружия, отличались коротким стволом при относительно крупном калибре. Они монтировались на стационарном лафете либо под большим углом вкапывались в землю. Например, в учетной ведомости артиллерийского арсенала в Лилле за 1472 г. значились «две железные мортиры, одна снабженная лафетом и другая без лафета, стреляющие камнями в 10 дюймов». Бургундские учетные ведомости содержат опись мортир за 1457 г., 1465-1467 гг. Калибр этих орудий составлял 12-14 дюймов. В период с 19 по 25 августа 1466 г. две железные бургундские мортиры выпустили по городским кварталам Динана 78 каменных ядер по 12 дюймов в диаметре. Помимо камней мортиры могли так же стрелять «медными яблоками» – бомбами, начиненными порохом или гранатами – «огненными камнями» (pierres de feu). Так, при осаде замка Болье в 1465 г. бургундские артиллеристы, руководимые мэтром канонье Гансом де Люкенбахом, израсходовали 1 бочку селитры и более половины бочки серы для изготовления 8 гранат. Правда, воспользоваться этим оружием бургундцам не удалось, т.к. снаряды воспламенились «несанкционированно». Зато при осаде Динана, как писал очевидец и активный участник событий Жан д’Энен «мортиры пугали жителей огнем, похожим на молнию, который они производили».

 ***

    Легкая или полевая артиллерия в ходе Бургундских войн стала неотъемлемой частью боевой диспозиции. Полевая артиллерия по целому ряду причин не смогла тогда полностью раскрыть свой потенциал, тем не менее, она прочно утвердилась на полях сражений в качестве весьма значимого боевого фактора.

    Серпентины или серпантины (serpentines – змеи) – основной тип легкой артиллерии. Серпентины делились на большие, средние и легкие. Их дальнобойность могла составлять 1 000 м. Одно из первых упоминаний серпентин датировано 1430 г. Учетные бургундские ведомости от 1465 г. дают представление о массе этого типа орудий – 250 ливров (около 112 кг). В 1458 г. Лилльский арсенал поставил в армию 17 серпентин. В 1468 г. маршалу Бургундии надлежало доставить к основной армии 12 серпентин. В 1472 г. для похода на Цирикзее  Лилльский арсенал выделил «две серпентины из бронзы того же мастера /Жана де Малена/, снабженные /лафетами на 4 колесах/, как и курто; три средних серпентины, снабженные лафетом с недорогими колесами; другая бронзовая серпентина, подписанная «d», снаряженная, как и предыдущие; шесть малых серпентин, так же бронзовых, из которых четыре снабжены колесами и лафетами и две без колес; шесть железных серпентин, прозываемых tumereaulx, стреляющих камнями, как и малые серпентины, снабженные колесами; так же другая серпентина tumereaulx, тоже железная, имеющая 1 колесо /пару?/». Из приведенного текста видно, что большинство серпентин имели колесные, т.н. «бургундские» лафеты, хотя были серпентины и без колесных лафетов.


Рис.8. Бургундская серпентина. Муртенский музей.

    В коллекции Муртенского музея хранятся несколько оригинальных бургундских серпентин середины XV в., захваченных швейцарцами в ходе одноименного сражения (1476 г.). Стволы некоторых орудий в казенной части имеют съемные пороховые каморы. Так, длина выкованных из железа стволов двух бургундских серпентин со съемными каморами, датированных примерно 1450 г. (инв. №№109 и 112), соответственно, составляет 0,665 и 0,84 м. Калибр –0,142 и 0,072 м. При этом к казенной части ствола обеих серпентин примыкает несколько загнутый вниз железный «язык». Врезанный в лафет, этот «язык», вероятно, служил для частичного гашения отдачи после выстрела и изменения направления самой отдачи. К сожалению, оригинальные лафеты не сохранились, стволы вмонтированы в колесные лафеты, изготовленные в XIX в. Наличие «языков» позволяет предположить, что первоначально лафеты могли не иметь колес и устанавливались на треногах. Еще одна серпентина, так же датированная 1450-ми гг. (инв. №111), имеет цельный кованный железный ствол длиной 1,39 м и калибром 0,035 м. Ствол перехвачен 15 кольцами, снабжен «языком» и присоединен к лафету 4 железными лентами. Колесный лафет так же изготовлен (возможно, реконструирован) в XIX в. Общая длина (с лафетом) орудия –2,6 м, ширина –1,1 м, диаметр колес –0,79 м. Боеприпасами служили железные ядра.

    Самая крупная партия бургундских трофейных орудий хранится в Музее Ла-Неувевиля. Эта коллекция примечательна еще и тем, что лафеты орудий практически полностью являются оригинальными. Все орудия коллекции, преимущественно серпентины, были захвачены в ходе Грансонского сражения, многие из них были самыми современными полевыми орудиями своего времени, практически неотличимыми от артиллерийских орудий эпохи Наполеоновских войн. Стволы большинства Неувевильских серпентин снабжены цапфами – революционным изобретением бургундских мастеров, пришедшимся на середину-конец 1460-х – начало 1470-х гг. Вместе с новейшими образцами средневековой артиллерии коллекция музея содержит и ряд устаревших орудий. Так, у двух серпентин, предположительно изготовленных  около 1460 г., сварные железные стволы неподвижно закреплены на вертлюжных лафетах. Лафеты состоят из двух балок, вращающихся в вертикальной плоскости, механизма вертикальной наводки и пары колес. Вертикальная наводка осуществлялась при помощи двух параллельно закрепленных на нижней балке лафета слегка изогнутых железных полос – кремельер  (cremaillere – крюк) и скользящей между ними верхней балки лафета вместе с вмонтированным в нее орудийным стволом. Когда достигался необходимый угол наклона, верхняя балка фиксировалась с помощью штифта, который просовывался сквозь одну из 12 пар отверстий в кремельерах. Горизонтальная наводка осуществлялась посредством гандшпугов или правил – двух брусьев, которыми, как рычагами, можно было воздействовать на оконечность нижней балки лафета. Несколько данных о состоянии и размерах одного из орудий: ствол длиной 2,925 м и калибром 0,065 м сварен из четырех железных полос, скрепленных 14 обручами. Ширина обручей 0,042 м, ко 2, 8 и 14 из них прикреплены железные кольца для переноски ствола. Общая длина орудия вместе с лафетом составляет 4,105 м, общая ширина –1,6 м, диаметр колес, снабженных железными шинами и 10 спицами каждое –1,16 м. В качестве боеприпасов использовались железные ядра.



Рис.9, А,Б. Бургундские серпентины с кремельерами. Музей Ла-Неувевиля.

    Большая часть бургундских серпентин из коллекции Музея Ла-Неувевиля может быть датирована концом 1460-началом 1470-х гг. Стволы этих орудий уже не имеют съемных пороховых камор и снабжены цапфами. Лафеты, в связи с этим, неподвижные, изготовлены из двух параллельных, вертикально ориентированных досок и дополнены вмонтированными зарядными ящиками. Вертикальная наводка осуществлялась при помощи деревянных клиньев, поднимавших или опускавших казенную часть ствола на необходимый угол. Несколько данных о длине стволов и калибрах этих орудий: кованный железный ствол – длина 1,4 м, калибр 0,067 м;  кованный железный ствол со следами красной масляной краски – длина ствола 1,32 м, калибр 0,055 м; кованный железный ствол – длина 2,075 м, калибр – 0,071 м. Несколько данных о состоянии и размерах одного из орудий: железный ствол длиной 2,21 м и калибром 0,058 м, на стволе выбита строчная «d» готическим шрифтом (серпентины, помеченные этой литерой упоминаются в учетных бургундских ведомостях), ствол покрашен в красный цвет. Красной масляной краской покрыт и лафет с колесами. Длина лафета – 2,69 м, длина оси – 1,61 м, диаметр колеса с 10 спицами – 1,17 м. Лафет снабжен ящиком для боеприпасов, крышка ящика закреплена на петлях, открывается вправо. В Базельском Историческом музее хранится ствол от бургундской серпентины того же периода (инв. №1905-4975). Ствол отлит из бронзы, имеет 8 внешних граней и снабжен цапфами. Его длина составляет 0,99 м, калибр – 0,03 м. На стволе имеется оттиск герба Жана де Розье, мэтра артиллерии Карла Смелого, что позволяет датировать изготовление данного ствола не ранее 1469 г.


Рис.10. Бургундская серпентина с цапфами. Музей Ла-Неувевиля.

    В качестве снарядов серпентины могли использовать каменные ядра, но чаще – железные, свинцовые или чугунные ядра (шары) и пули-картечины. Так, опись расхода боеприпасов за время осады Динана содержит указание на «1 000 ливров свинца для больших, средних и малых серпентин, в день по тысяче ливров». 27 октября 1467 г. бургундские артиллеристы израсходовали «200 ливров свинца для серпентин во время захвата предместий Самсона /Сен-Трона/».

    В ходе Бургундских войн серпентины активно использовались в полевых сражениях, о чем осталось немало свидетельств. Так, описывая сражение при Брюстеме, его участник Жан д’Энен отмечал артиллерийскую дуэль в завязке боя: «Серпентинам из городской артиллерии и так же 3 прочим, кои принадлежали Жаку де Люксембургу, было приказано выдвинуться, оные выдвинулись к указанной деревне Брюстем и насыпи гораздо ближе, чем все прочие, и все разом либо по очереди принялись стрелять по вышеуказанной деревне, туда, где на их взгляд, льежцев было больше всего; однако деревня была окружена деревьями и высокой насыпью, мешавшими наблюдению. Тем не менее, вышеупомянутые серпентины многих ранили и убили, когда же /снаряды/ летели мимо, они ударяли в кроны деревьев, производя сильный грохот, точно гром от бомбард, разбивали ветви деревьев толщиной в руку или ногу, и казалось, что там повылазили черти из ада – из-за страшного шума и молний, кои производили с обеих сторон пушки и серпентины. Но, вне всякого сомнения, бургундские серпентины производили гораздо больший грохот, чем остальные /льежские орудия/ и лучше стреляли: 3 или 4 выстрела против одного». Карл Смелый, описывая завязку сражения при Нейсе (1475 г.) так же отметил действия полевой артиллерии: «С кличем «С нами Богородица! Монсеньор Святой Георгий и Бургундия!» наши войска двинулись в наступление; впереди, в трех или четырех полетах стрелы, были выставлены артиллерия и итальянская пехота, и после того, как они вступили в дело, в лагере императора не уцелело ни одного тента, павильона или иного строения, а люди там могли оставаться с большим трудом».

    Средневековые наблюдатели указывали на страшные увечья, сопровождавшие удачные выстрелы орудий. Так, во время битвы при Монлери Энен стал свидетелем ранений, которые получили от артиллерийского огня два бургундских дворянина: у Жака де Жемона оказалось перебито бедро, «так что нога осталась висеть на маленьком лоскуте кожи», а  Жану де Пурлану выстрелом из серпентины «вырвало всю икру из ноги». Люцернский хронист Эттерлин во время Муртенского сражения стал свидетелем нескольких метких выстрелов бургундских серпентин: ядра разрывали тела лотарингских рыцарей надвое, так, что «нижняя часть туловища оставалась сидеть в седле со вставленными в стремена ногами», другим отрывало головы.

    Кулеврины (couleuvrines, coulevrines, culverines, couleuvres – ужи) – полевые орудия, настолько сходные своими названием, формой и методом применения с описанными выше серпентинами, что у некоторых исследователей возникает соблазн объединить их в одну группу. Тем не менее, источники четко разделяют серпентины и кулеврины. Так, капитану Пьеру де Лентиллю в 1465 г. для обороны моста в Сен-Максансе и Сен-Клу были выделены «150 ливров свинца, чтобы обслуживать две бронзовые серпентины, кои были ему доверены с шестью кулевринами для защиты указанного моста». Среди бургундских трофеев битвы при Монлери оказались 7 французских артиллерийских орудий, в числе которых были «4 больших кулеврины из чугуна». В Брюссельском Королевском музее оружия хранится артиллерийское орудие калибром 0,05 м, которое бельгийскими исследователями идентифицируется как кулеврина.


Рис.11. Прорисовка кулеврины. Королевский музей оружия, Брюссель.

    Возможно, лафеты кулеврин в ряде случаев снабжались не колесами, а треногами. В таком случае описанные мной выше серпентины из Муртенского музея (инв. №№ 109, 111 и 112) вполне возможно классифицировать, как тяжелые кулеврины. Вместе с тем сохранилось свидетельство, что во время обороны Орлеана (1428-1429 гг.) французы использовали кулеврину на легкой повозке. В 1435 г. и позже кулеврины предписывается укреплять на рибодекинах: «следует создать хороший запас рибодекинов, снабженных кулевринами». Вероятно, в данном случае речь шла о малокалиберных кулевринах. Так или иначе, в описях бургундской артиллерии эпохи войн Карла Смелого кулевринами в подавляющем большинстве случаев именовалось ручное огнестрельное оружие. В начале XVI в. кулевринами стали называть полевые орудия, иногда крупнокалиберные, снабженные колесными лафетами.

    Рибодекины (ribaudequins) – легкие повозки с установленными на них двумя или более орудийными стволами. Одно из первых упоминаний рибодекина относится к 1435 г. В арсенале Брюгге значилось «6 рибодекинов с каморами, выкрашенные в красный цвет». Сражение при Гавере (1453 г.) началось с перестрелки между бургундскими и гентскими веглерами, рибодекинами и кулевринами. В 1458 г. В Лилле было сосредоточено 194 рибодекина. В учетных ведомостях Лилльского арсенала под 1465 г. содержится сразу несколько записей, дающих представление о внешнем виде и калибре рибодекинов: «1 200 камней в 2 дюйма, отправленные для нужд армии из Лилля в период с 22 мая 1465 по 27 января 1466, для рибодекинов артиллерии», «4 повозки с рибодекинами, из которых 3 с 2 «флейтами» (flaigeoz) и 1 с 3 «флейтами»», «5 деревянных повозок, называемых рибодекинами, снабженные дышлом, колесами, площадкой и павуа». Интересно, что во время военных  кампаний Карла Смелого бургундцы практически не использовали рибодекины. Однако в конце  XV – начале XVI вв. рибодекины пережили настоящий «ренессанс» и в массовом порядке появились в составе немецко-испанских войск. Так, в сражении при Равенне (1512 г.) в армии Раймона Кардоны и Педро Наварры насчитывалось 30-50 рибодекинов (нем. Orgelgeschutzen –органные пушки): «напоминающих вооруженные серпами колесницы, применяемые у древних, и он /Наварра/  снабдил их  небольшими полевыми орудиями и вооружил длинной рогатиной».


Рис.12. Рибодекин. Миниатюра из «Инвентарной описи», Инсбрук.

    Краподо (crapaudaux – жабы) – тип полевой артиллерии, встречавшийся в бургундских арсеналах в 1442-1447 гг. Так, в Турне имелись краподо с железными и медными стволами длиной 4-4,5 футов (1,22-1,37 м) и калибром 2-5 дюймов (0,05-0,127 м), использующие в качестве снарядов каменные и свинцовые ядра.


    2. Количественные показатели артиллерии. 

    Для военных кампаний бургундские герцоги первоначально использовали артиллерийские орудия, взятые как из собственных запасов, так и из арсеналов крупных городов и верхушки дворянской элиты. Так, например, артиллерийский магазин Брюгге в 1440-х гг. включал «103 железных и медных курто; 115 железных, медных и бронзовых серпентин на лафетах, одна 17 футов длиной и весом  1 852 ливра; 6 рибодекинов с камерами, выкрашенные в красный цвет; 21 бомбарда и веглер, из них «Св. Жорес» 17 футов длиной и весом 5 787 ливров; 155 аркебуз». Сохранились данные и об артиллерийских запасах Монса на тот же период: «40 серпентин с железными ядрами стоимостью 10 ливров; 84 веглера; 11 бомбард и канонсо (canoncaux); 136 кулеврин; 284 аркебузы; 3 мортиры; 1 курто». Энен писал о 3 серпентинах сеньора де Фьенна, которые приняли участие в сражении при Брюстеме, упомянул он и артиллериста этого сеньора: «Тот же, кто обслуживал серпентины сеньора Жака де Люксембурга, кои были придвинуты к изгороди перед деревней, произвел несколько выстрелов, после чего оставил свои серпентины и вместе с лучниками принял участие в рукопашном бою, где и был убит». Совокупное количество городской, феодальной и собственной артиллерии, сопровождающей бургундскую армию, могло достигать несколько сот орудий. Так, во время осады Кале в 1436 г. артиллерия Филиппа Доброго, согласно летописным источникам, составляла 575 стволов. Постепенно бургундские герцоги отказались от услуг городской артиллерии и артиллерии сеньоров. Так, собственные арсеналы Филиппа Доброго в 1442-1446 гг. насчитывали 9 бомбард, 23 веглера, 175 краподо и 113 кулеврин. Военные кампании 1472, 1474-1475 гг. армия Карла Смелого обеспечивала артиллерией из государственных арсеналов. Однако с потерей значительной части артиллерийских орудий под Грансоном, герцог вновь обратился к запасам городских и сеньориальных арсеналов и даже прибегнул к экстраординарной мере – переплавке церковных колоколов.

    Главные артиллерийские магазины Бургундии располагались в Лилле (2 арсенала), Дижоне, Брюсселе, Аррасе и Намюре. В 1465 г. бомбарды Карла Смелого хранились в Мезьере. В качестве резервных артиллерийских складов в документах упоминаются арсеналы Эклюза (1454-1479 гг.), Ньюпорта (1459-1468 гг.), Ата, Ландена (оба 1465 г.) и Оденарда (1467 г.). В 1458 г. Лилльский арсенал, помимо всего прочего, насчитывал:
    8 бомбард;
    10 веглеров;
    17 серпентин;
    194 рибодекина;
    14 педризо (куропаток?);
    190 кулеврин.

    В сражении при Монлери с бургундской стороны участвовало 32 полевых орудия. В ходе осады Динана было задействовано 10 тяжелых орудий – 4 бомбарды, 2 больших веглера, 2 мортиры и 2 курто. В 1472 г. для похода на Цирикзее Лилльский арсенал выставил 27 тяжелых и легких артиллерийских орудий:
    2 бомбарды;
    2 бомбарделли;
    2 мортиры;
    2 курто;
    2 больших серпентины;
    4 средних серпентины;
    6 малых серпентин;
    7 серпентин–tumereaulx.

В это же время из Арраса на кораблях было доставлено:
    «14 железных канонов, помещенных в деревянные колоды, снабженные 27 каморами; 100 бронзовых аркебуз; 1 000 свинцовых молотков; 11 ящиков для упаковки свинчатки для кулеврин и аркебуз; ящик для упаковки антверпенской веревки; два сундука с клеймами, полные стрел для арбалетов и кренекинов; большая бухта канатов различных видов; 3 другие железные tumereaulx /серпентины/, снабженные колесами и лафетами; запечатанная бочка с 170 дюжин вевртен; 40 ребристых павуа; бочка с 70 дюжин тетив для лука».


Рис.13. Трофейные бургундские серпентины. Миниатюра из «Бернских хроник» Д.Шиллинга, 1480 г.

    В 1474 г. на момент начала осады Нейса артиллерия бургундской осадной армии насчитывала, по свидетельству участника осады Вилвольта Шаумбурга (См. его биографию в моей статье «Немецкое рыцарство в конце XV в.: «История и деяния Вилибальда фон Шауэнбурга»», размещенной на сайте), 200 орудий разных калибров. Другой участник осады Оливье де Ла Марш писал в этом же году: «таким образом, герцог может иметь триста артиллерийских орудий, которые он может применить в сражении, помимо аркебуз и кулеврин, коих у него имеется бесчисленное множество». Цифры, приведенные Шаумбургом и Ла Маршем, отчасти подтверждает учетная ведомость Лилльского арсенала, приготовившего артиллерию для осады Нейса в 1474 г.:
    9 «больших железных бомбард»;
    8 бомбарделлей 8 и 11 футов длиной;
    10 курто  4,5 футов фута длиной;
    115 серпентин 13 футов длиной;
    6 серпентин 8 и 11 футов длиной;
    66 серпентин 6 и 9 футов длиной;
   
15 серпентин с 4 000 ливров свинчатки.
    Всего: 229 орудий.

    Тем же арсеналом для Лотарингской кампании 1475 г. так же была подготовлена достаточно внушительная артиллерия в составе 129 орудий разного калибра и 200 аркебуз. При Грансоне, согласно данным Жана  Молине, артиллерия Карла Смелого насчитывала 113 орудий, среди них «/бомбарды/ Брежье и Брежьер, шесть курто, шесть длинных серпентин и 6 малых». Итальянский посол Джакомо Панигарола оценил количество бургундской артиллерии при Грансоне в 200 стволов. Швейцарский летописец Дибольд Шиллинг оценил количество захваченных при Грансоне бургундских орудий в 420 штук (возможно, Шиллинг учитывал и аркебузы). Швейцарец Мольбингер при описании Грансонских трофеев упомянул лишь 3 бомбарды и 70 серпентин. Так или иначе, но при Грансоне Карл Смелый потерял цвет своей артиллерии, самые современные орудия, в том числе почти все серпентины с цапфами. Поэтому для новой военной кампании ему пришлось буквально вычищать артиллерийские арсеналы и довольствоваться орудиями устаревшего образца. Тем не менее, в количественном отношении бургундский артиллерийский парк все еще оставался грозной силой. В мае 1476 г. шпион «Священного союза» донес о 3 бомбардах, 30 курто и 150 серпентинах, сопровождающих бургундскую армию под Муртен. Эти орудия бургундцами так же были потеряны. Швейцарские источники, возможно преувеличивая, указывали на 400 бургундских орудий, захваченных под Муртеном. В последнем сражении своей жизни, при Нанси (1477 г.), Карл Смелый мог довольствоваться лишь 30 полевыми орудиями.


    3. Артиллерийские боеприпасы.

    Бургундские документы содержат различные названия артиллерийских снарядов той поры. Бомбарды, бомбарделли, веглеры, мортиры и курто в подавляющем большинстве случаев стреляли камнями (pierres) – ядрами, высеченными из мрамора или других пород. Иногда камни применяли при стрельбе из серпентин (Муртенский Музей, каменные ядра для серпентины, калибр 0,072 м, инв.№ 112). Каменотесы производили калибровку снарядов по специальным шаблонам – широким деревянным щитам с прорезанными в них отверстиями различных диаметров. Разнокалиберность тяжелой артиллерии и первоначальное отсутствие единых стандартов создавали сложности как с производством каменных ядер (у каждой пушки свой калибр), так и с боевым использованием: боеприпасы одного орудия часто невозможно было пополнить за счет боеприпасов другого орудия. Однако ситуация с разнокалиберностью постепенно стала выправляться, количество калибров уменьшилось, стали прослеживаться определенные стандарты. В этой связи уместно привести фрагмент учетной ведомости расхода боеприпасов бургундской осадной артиллерией в период 19-25 августа 1466 г.:

    «Бомбарда Артуа: 16 камней 16 дюймов в поперечнике;
    бомбарда Брежьер: 78 камней 13 дюймов;
    бомбарда Кордельер: 82 камня 13 дюймов;
    бомбарда Намюриз: 76 камней 12 дюймов в поперечнике;
    2 железные мортиры: 78 камней 12 дюймов в поперечнике;
    2 веглера, размещенные со стороны лагеря бастарда Бургундского: 6 камней  10 дюймов в поперечнике;
    канон Жана де Малена: 96 камней 9 дюймов в поперечнике;
    курто французского короля, захваченная при Монлери: 20 камней 7 дюймов в поперечнике».

    Каменные ядра могли заготавливаться заранее, но могли производиться и в месте дислокации армии. В 1445 г. в Ажимоне и Рошфоре были заготовлены 640 2-3-дюймовых камней и 167 4-5-дюймовых камней. В 1462 г. военному поставщику Этьену Бразелену было уплачено за поставку 1 800 камней 8-9 дюймов в поперечнике для 6 курто, «недавно отлитых Жаном Маленом». В 1475 г. во время Лотарингской кампании бургундскую артиллерию сопровождали 1 мэтр каменотесов и 6 его подчиненных – очевидно, для того, чтобы производить каменные ядра на месте. Вес каменных ядер для бомбард, не имеющих таких гигантских размеров, как, например, «Монс Мег», мог составлять 45 кг (о чем свидетельствовал Х. Вирстрайт) и выше. Например, в 1468 г. для бургундской артиллерии были направлены камни весом  166 ливров (около 75 кг).

    Следующий тип боеприпасов, часто упоминаемый в учетных ведомостях бургундской артиллерии – это т.н. шары (boulets), по сути те же ядра, только, в основном, металлические. Обычно подобные шары изготавливались из свинца или железа. Производство таких ядер было налажено в Намюре и Льеже. В 1445 г. арсенал в Андернахе имел свинцовые шары весом 32 ливра (около 14,5 кг) каждый. В 1474 г. в Дижонском арсенале упоминаются железные шары. Железные шары для серпентин калибров 0,071 м, 0,067 м, и 0,065 м  хранятся в коллекции Музея Ла-Неувевиля. Серпентина «Ламбиллон», принявшая участие в Лотарингской кампании 1475 г., так же была снабжена 100 шарами (материал не указан).


Рис.14. Бургундские артиллерийские снаряды. Музей Ла-Неувевиля.

    Еще два типа боеприпасов, которые широко использовались бургундской артиллерией – это свинчатки (plommet, картечины) и галька иначе булыжники (galet). Данные типы снарядов отливались из свинца и чугуна. Так, в 1445 г. арсенал в Андернахе располагал 200 ливров свинца для изготовления 400 свинчаток, т.е. каждая свинчатка весила около 0,23 кг. 18 августа 1466 г. бургундские артиллеристы получили «800 ливров свинчаток для серпентин, чтобы захватить пригороды упомянутого Динана и аббатство Лефф, а так же /использовать/ в стычках, кои происходили в этот день перед упомянутым городом Динаном». С 27 августа по 15 сентября того же года для сигнальных пушек бургундской армии было выделено 50 ливров свинца, «дабы канониры артиллерии стреляли по разу или по два, будя спящих». В 1473 г. Лилльский арсенал выделил для траспортировки снарядов «50 малых упаковочных ящиков для свинчаток для серпентин». В ходе Лотарингской кампании 1475 г. бургундские серпентины использовали 600 галек, отлитых из чугуна. В Музее Ла-Неувевиля одна из бургундских серпентин калибра 0,067 м помимо железных шаров снабжена свинчатками. Ими же снабжена бургундская серпентина калибром 0,035 м (инв. №111) из коллекции Муртенского Музея.

    Так же стоит отметить еще два типа артиллерийских снарядов, о которых я уже писал в абзаце, посвященном мортирам – «медные яблоки» и  «огненные камни», т. е. бомбы, начиненные порохом.

***

    Начиная примерно с 20-30-х гг. XV в. европейские артиллеристы стали зернить порох, т.е. скатывать его в маленькие шарики-гранулы. Это позволило свободно транспортировать порох на значительные расстояния (ранее, дабы избежать расслаивания пороха при транспортировке, его приходилось делать на месте), а так же повысило эффективность выстрела: между гранулами легко проникал воздух, способствуя более быстрому возгоранию. Кроме того, бургундские артиллеристы эпохи войн Карла Смелого стали применять пороховые сумки – заранее отмеренные пороховые заряды, которые позволяли убыстрить процесс заряжания. Например, в 1472 г. Лилльский арсенал выделил на нужды артиллерии «150 кожаных сумок разного вида, которые вмещают порох для артиллеристов».


Рис.15. Ведра, мешки и сумки для пороха. Миниатюра из «Арсенальной книги Максимилиана», 1502 г.

    Массированное применение артиллерии требовало от бургундского военного руководства проявлять неустанную заботу о производстве пороха. Так, бургундские архивы того периода содержат многочисленные свидетельства о закупке необходимых ингредиентов для изготовления пороха. Например, казна оплатила Жану де Вельду, торговцу из Брюгге, поставку селитры из Германии. Еще один негоциант, Кристоф Далам, торговец из того же Брюгге, поставил артиллерийской службе герцога 7 000 ливров селитры из Германии и 6 000 ливров серы. В 1413 г. бургундские артиллеристы изготовляли порох, смешивая ингредиенты в следующей пропорции: селитра – 71,5 %, сера – 21,4 %, древесный уголь – 7,1 % (оптимальная пропорция 74,64% / 11,85% / 13,51%). Сохранились сведения и относительно расхода пороха. Например, при осаде замка Больё (1465 г.) было израсходовано 16,5 бочек пороха, в ходе сражения при Монлери – 5 бочек пороха и 1 500 ливров свинчатки. В Этампе на торжественную салютацию из 2 залпов потратили 1 бочку пороха и 250 ливров свинца (т.е. во время салюта, как и во время сигнала побудки, стреляли боевыми зарядами!). Во время осады Парижа в период с 20 по 31 октября 1465 г. израсходовали 11 бочек пороха. С 27 августа по 15 сентября 1466 г. под Динаном были выделены «4 бочки пороха, чтобы ежедневно разорять /город/». 28 октября 1467 г. было израсходовано «7,5 бочек пороха для курто и серпентин в сражении, кое монсеньор дал в этот день возле деревни, прозываемой Брюстем, против льежцев, которые пришли, дабы освободить город Самсон /Сен-Трон/, и оные были разгромлены и обращены в бегство». Во время 10-месячной осады Нейса, согласно сообщению «Базельской хроники», бургундская артиллерия израсходовала 600 тонн пороха.


Рис.16. Бургундская осадная артиллерия. Миниатюра из «Хроники Англии» Ж. Ваврена, 1480 г.

 

Приложение.

 

    Ниже я помещаю перевод одной из учетных ведомостей Лилльского арсенала (Архив департамента Норд, Лилль, В.3519, II) от 1475 г., текст которой дает хорошее представление о численности артиллерийского парка, артиллерийских расчетов и обслуживающего персонала, а так же о лагерном имуществе и обозе, которые требовались для армии Карла Смелого в условиях проведения военной кампании.

 

    Приготовления к Лотарингской кампании 1475 г.

    «Служба всего, что относится к артиллерии, кою монсеньор герцог намерен взять с собой, согласно его письменным распоряжениям.

    Состоит из: 6 бомбард из железа и бронзы, 6 мантелетов для означенных бомбард, 6 повозок для транспортировки указанных мантелетов, 12 камней для бомбард; 6 бомбарделлей, 6 средних мантелетов, 7 повозок для перевозки мантелетов, 12 камней для бомбарделлей; 6 мортир, 12 камней для мортир; серпентина Ламбиллон, 100 шаров для нее; 10 курто, 2 000 камней для упомянутых курто; 10 серпентин, 3 серпентины Отеля, 2 серпентины Жакемен и серпентина из Монлери, 36 средних серпентин, 48 малых серпентин, 200 аркебуз, 40 000 ливров свинца, 600 чугунных галек для серпентин, 200 висящих павуа, 250 ребристых павуа, 400 щитов, 8 000 луков, 10 000 дюжин стрел, 4 000 дюжин тетив, 12 000 арбалетных стрел, 10 000 веретен для кренекина, бочки с антверпенской веревкой, 500 вужей, 600 рогатин, 4 500 свинцовых молотков, 6 000 пик, 1 200 копейных древков, 1 000 древков полу-копий, 1 200 шуфл, 1 000 древков дротиков, 400 жаков саперов, 300 саладов или шапелей, 1 000 лопат, 600 окованных лопат, 400 кривых садовых ножей, 300 деревянных лопат, 1 000 ломов, 500 мотыг, 1 000 топоров, 1 000 серпов, ветряная мельница, 1 200 ручных мельниц, 1 000 футов моста с приспособлениями, требующим для транспортировки не менее 100 повозок, запас жира, кузница, фонари, селитра, сера, железные листы, латунная проволока, кожаные сумки, гвозди, приспособления и инструменты для плотников, извозчиков, артиллеристов; дом герцога, для /транспортировки/ которого необходимо 7 повозок, 3 павильона, тент для герцога, 400 павильонов для ордонансовых рот и господ служб Отеля герцога, 350 новых конюшен, 26 тентов о двух шестах, 7 штук  тентов для конюшни герцога, 2 тента для часовых, 16 штук прочих тентов и павильонов для мэтров. Лейтенанты, контролеры и помощники вышеупомянутой артиллерии /должны обеспечить/ канаты, шесты, 2 000 колышков для тентов, лестницы, кожаные лодки, штурмовую башню, сделанную в Малине, сумки для лейтенантов, контролера и благородных людей вышеупомянутой артиллерии. Для доставки сей артиллерии хорошо было бы иметь 5 245 лошадей, не считая тех, кои перевозят порох; из расчета 4 су в день на лошадь, расход для доставки артиллерии будет равен 1 049 флоринов в день. Люди, необходимые для обслуги и транспортировки этой артиллерии: 6 мэтров бомбардье, 6 других бомбардье, обслуживающих 6 бомбарделлей, 6 других канонье для шести мортир, 20 прочих для 9 курто и 15 серпентин, 40 прочих для средних и малых серпентин, 50 кулевринье, чтобы стрелять из аркебуз, 14 артиллерийских помощников, Аман Милон –мэтр плотников, 8 конных плотников, 95 пеших плотников, мэтр Вутен Тэтен –мэтр извозчиков, 20 пеших извозчиков, 50 слуг, 45 товарищей, мэтр столяров Отеля герцога, 4 столяра его ордонанса, 2 прочих товарища, чтобы нести 4 ворота для натяжения тентов, 20 плотников для тентов и павильонов, 200 прочих установщиков тентов, 400 саперов, 2 мэтра кузнецов, 4 кузнеца, 1 мэтр каменотесов, 6 каменотесов, 3 литейщика, 8 моряков для кораблей, 4 мельника, 50 минеров, 24 погонщика.

    Общая сумма выплат для людей, необходимых для обслуживания артиллерии: 201 ливр 9 су в день.

    Общая сумма с расходами на транспортировку: 1 250 ливров 9 су в день».

 

 



Военная история. Статьи. Конспект варгеймера: Секутор. Классификация гладиаторов. Часть 2.
Конспект варгеймера: Ретиарий. Классификация гладиаторов. Часть 1.
Воинственные майя (военное дело майя постклассического периода).
М. Нечитайлов: Пельтасты армии Антигонидов (III – II вв. до н.э.)
Джулиан Лорриман. После Ганнибала.
Соколов О. В.: Ответ на ''рецензию'' книги ''Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа, 1799-1805''
М. Бостриков: «Знамена балтийских славян VIII-XIIвв.»
М. Нечитайлов: Армии Английских гражданских войн: Униформы.
А. Куркин: Рецензия на статью М. К. Чинякова «Бургундские ордонансовые роты. 1470-1477 гг.»
М. Нечитайлов: Реконкиста Арагона III: Кутанда (17 июня 1120 г.)
  Связанные ссылки
· Больше про Военная история. Статьи.
· Новость от Pipeman


Самая читаемая статья: Военная история. Статьи.:
Длинный лук и английские лучники.

  Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 6


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


  опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




2004 (c1) eDogsCMS (aka edogs-Nuke) php-nuke 7.3 based. eDogsCMS (aka edogs-Nuke) written by O&S (aka edogs)
PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi. This is free software and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty for details see the license.
Web site protected by myNukeSecuRity, © Maxim Mozul, www.studenty.de
Открытие страницы: 0.041 секунды и 0 запросов к базе данных ! DB time is: