Поле боя     Архивы сайта    |     Наши форумы    |     Поиск    |     "Последнее на форуме"   
 
    "Поле боя"    |     Каталог файлов    |     Каталог ссылок    |     Управление профилем
  Навигация
· Главная
· О проекте

Военные игры
· Варгеймы
  · Правила
  · Статьи
  · Сценарии
  · Хроники
· Настольные игры.
· Игры по переписке.

Миниатюры и модели
· Масштаб 1:72
· Масштаб 1:100 (15мм)
· Масштаб 10мм
· Масштабы 25мм и 28мм

Мастерская
· Конкурсы
· Статьи
· Галерея

Военная история
· Статьи

Клуб «Поля боя»
· Пользователи сайта
· Наши Форумы
· Доска объявлений

Информаторий:
· Интернет-Новости
· Мероприятия
· Выставки и музеи
· Полезные ссылки
· Клубы и Магазины

Пользователю:
· Управление аккаунтом
· Личные сообщения
· Добавить новость
· Рекомендовать сайт
· Самое популярное
· Статистика сайта
  Поиск по сайту


  Авторизация
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
  

Магазин «Солдатики»

Rambler''s Top100 Рейтинг@Mail.ru

Автор: А.Куркин | Опубликовано: 09 Февраля, 2010 | Разместил: Pipeman
Просмотров: 8211 | Голосов: 32 | Рейтинг: 3.21
 

    "..Мне довелось ознакомиться с этой статьей совсем недавно, поэтому рецензирую ее более чем с 2-летним опозданием. Кроме того, в означенной статье во множестве использованы мои иллюстрации из книги «Рыцари: последние битвы», что, как я посчитал, накладывает на меня определенные обязательства...
    ..К положительным сторонам мини-исследования кандидата исторических наук М. К. Чинякова с известными оговорками следует, на мой взгляд, отнести характеристику вооружения и снаряжения комбатантов бургундской ордонансовой роты, представленную в статье, а также более или менее детализированное описание дисциплинарных моментов: принятие должности кондюкто и прочими офицерами роты, порядок выдачи отпусков, борьба с дезертирами и т.д. Вместе с тем, в статье содержится ряд неточностей и ошибок, проистекающих, вероятно, от недостаточного использования источников и специальной литературы по теме..." - А. Куркин



Куркин А. В.

Регулярная армия Карла Смелого, герцога Бургундского.

Рецензия на статью М. К. Чинякова «Бургундские ордонансовые роты. 1470-1477 гг.»
(ВИЖ №10, 2007)


Куркин А. В. Сражение при Нейсе, 23 мая 1475 г. Фрагмент.

    Мне довелось ознакомиться с этой статьей совсем недавно, поэтому рецензирую ее более чем с 2-летним опозданием. Кроме того, в означенной статье во множестве использованы мои иллюстрации из книги «Рыцари: последние битвы», что, как я посчитал, накладывает на меня определенные обязательства.

    В начальной части статьи автор в общих чертах охарактеризовал политическую обстановку, на фоне которой бургундским герцогом Карлом Смелым было принято решение о формировании постоянного войска. Далее автор описал организационную структуру бургундских ордонансовых рот, принятую согласно Абвильскому ордонансу 1471 г. и Сен-Максиминскому ордонансу 1473 г., уделив особое внимание дисциплинарным вопросам, денежному содержанию и вооружению воинов роты. Отдельно автор коснулся проблемы обучения войск в мирное время, подчеркнув выгодное отличие в этом вопросе ордонансовой армии Бургундии от армий «иных» европейских государств. Кроме того, М. К. Чиняков провел общий сравнительный анализ (выраженный, в основном, в численных показателях и оплате) французского и бургундского ордонансового войска. В заключительной части статьи автор бегло коснулся причин поражения бургундской армии в войнах  со Священным союзом, одной из которых, по мнению М. К. Чинякова, стал тот факт, что «в процентном соотношении бургундские ордонансовые роты составляли меньшую часть от всей численности армии».

    К положительным сторонам мини-исследования кандидата исторических наук М. К. Чинякова с известными оговорками следует, на мой взгляд, отнести характеристику вооружения и снаряжения комбатантов бургундской ордонансовой роты, представленную в статье, а также более или менее детализированное описание дисциплинарных моментов: принятие должности кондюкто и прочими офицерами роты, порядок выдачи отпусков, борьба с дезертирами и т.д. Вместе с тем, в статье содержится ряд неточностей и ошибок, проистекающих, вероятно, от недостаточного использования источников и специальной литературы по теме. Главными специализированными исследованиями, которые автор, насколько я могу судить по представленной библиографии, положил в основу своей статьи, явилась работа  М. Гийома (Guillaume M. L’organisation militaire les ducs de Bourgogne. Bruxelles, 1848), написанная более полутора столетий назад (в статье допущена опечатка с инициалами Гийома), и брошюра издательства «Osprey» авторства Н. Мишеля (Michael N. Armies of Medieval Burgundy 1364-1477. Osprey, MAA 144).

    1. Уже в первом абзаце статьи автор допускает титулатурную двусмысленность: «С 15 июня 1467 года во главе Бургундии стал граф Шароле, вошедший в мировую историю под именем герцога Карла Смелого». А во втором абзаце допущена терминологическая ошибка: «В соответствии с требованиями эпохи, до 70-х годов XV столетия войско бургундского государства составляли рыцари (ленное ополчение) и милиция (буржуазное ополчение)…» (а наемники где?). В прилагающейся к данному высказыванию сноске автор «усугубляет» свое заблуждение, посчитав допустимым заменить общеупотребительный термин «жандарм» (во мн. числе: gens d’armes, в ед. числе: home d’armes, т.е. вооруженные люди, военные) словом «рыцарь», которое, по мнению автора, «более употребительное и общеизвестное». К тому же, как добавляет автор, «средневековье не знало деления кавалерии на тяжелую и легкую». (Попутно отметим, что средневековье «знало» именно такое деление, и бургундская регулярная армия, которая, собственно, и явилась объектом исследования автора статьи, в 1476 г., после катастрофы под Муртеном, была поделена на 12 рот тяжелой и 24 роты легкой кавалерии.) 
    Чтобы оценить уровень корректности замены термина «жандарм» на термин «рыцарь», что предлагает сделать М. К. Чиняков, следует составить представление о том, что вкладывали в понятие «рыцарь» сами средневековые люди. Дело в том, что «рыцарь» или «шевалье» (фр. chevalier, англ. knigt, нем. Ritter) – понятие многоплановое, но всегда отражающее одну из граней иерархии благородного военного сословия. Рыцарем мог стать дворянин, но им мог стать при определенных обстоятельствах и простолюдин-ротюрье, которого, правда, перед церемонией посвящения приходилось аноблировать, т.е. наделять дворянством. Дворянину по рождению, чтобы стать рыцарем, предстояло сначала пройти обряд посвящения в оруженосцы (к XV в. это действо было фактически формализовано), после чего следовало принять участие в нескольких военных кампаниях. Большинство дворян до самой смерти оставалось в «ранге» оруженосцев-экюе (ecuyer, букв. «щитоносец», в русскоязычной традиции принято использование английского аналога – «эсквайр»), меньшая часть удостаивалась посвящения в рыцари. Мелкопоместное дворянство, которое представляло подавляющую массу военного сословия, могло рассчитывать на звание рыцаря-башелье (bachelier, в русскоязычной традиции – бакалавр). Представители крупного и высшего дворянства, т.н. баннерэ (bahherets, в русскоязычной традиции – баннереты, обладающие правом поднимать гербовый флаг-баннер), даже находясь в ранге оруженосца-баннерэ, могли командовать отрядами, состоявшими, в т.ч., из рыцарей-башелье. Посвящение оруженосца-баннерэ в ранг рыцаря-баннерэ старались совместить с каким-либо важным событием, например, предстоящим (или окончившимся победой) сражением и турниром. При этом следует учитывать региональные и хронологические особенности. Например, во второй половине XV в. для многих отпрысков дворянских семей малого и среднего достатка проблема получения рыцарских шпор была уже не актуальна.
    В течение жизни дворянин мог быть несколько раз посвящен в рыцари. Так, Карл Смелый первый раз был посвящен в рыцари в день крещения, за тем, на двадцатый день жизни, он стал рыцарем ордена Золотого Руна, в 1452 г., накануне сражения при Овермере, его вновь посвятили в рыцари, а в 1469 г. бургундский герцог стал рыцарем ордена Святого Георгия и Подвязки.
    Мелкопоместный немецкий дворянин Вилвольт Шаумбург, отслуживший «два сезона» в бургундской армии, в течение своей жизни шесть раз удостаивался посвящения в рыцари, т.к. он периодически терял это почетное звание в связи с этическими и финансовыми затруднениями. Действительно, для того, чтобы «вести жизнь, достойную истинного рыцаря», одних нравственных добродетелей и благородного происхождения подчас оказывалось недостаточно.
    В свете вышесказанного никоим образом не могу согласиться с предложенной М. К. Чиняковым неоправданно широкой трактовкой слова «рыцарь». Подавляющее большинство тяжелых кавалеристов (т.е. жандармов) бургундских ордонансовых рот рыцарями не были. Более того, далеко не все из них были дворянами, что следует из росписей рот, сохранившихся в архивах. Среди высшего дворянства, составлявшего высший офицерский корпус собственно бургундских ордонансовых рот (без учета «кондотьерских» итальянских рот на бургундской службе), так же далеко не все были рыцарями. Так, в 1464 г. бургундскими чиновниками была проведена перепись обладателей сеньориального права (городов, аббатств и нобилитета), которая выявила следующее количество «служилых дворян» баннерэ:
    графство Артуа          39 (33 рыцаря и 6 оруженосцев);
    шателленство Лилль   26 (из них «четверо на турнире»);
    бальяж Гент               81;
    графство Эно             41;
    графство Намюр         62;
    графство Бульон        24 (из них 10 рыцарей);
    герцогство Брабант    39 (27 рыцарей и 12 оруженосцев).

    2. Автор обоснованно считает, что главные черты организации ордонансовых рот Карл Смелый заимствовал у французских королей, которые с 1445 г. создали регулярные воинские контингенты. Действительно, если сравнить организационную структуру французских и бургундских рот, а также сумму денежного довольствия, схожесть становится очевидной. В качестве примера приведем несколько источников. Вот что писали о французской регулярной армии хронисты Матьё д’Эскуши и Жак дю Клерк, соответственно:
    «Тогда король и члены совета постановили назначить пятнадцать капитанов, каждый из которых возглавлял бы сто копий, и чтобы каждое копье, получающее жалование, состояло из шести человек, из коих трое лучники с четвертым кутилье, с жандармом и его пажом».
    «Каждый жандарм получает из королевской казны пятнадцать франков на три лошади, а, именно, на себя самого, на своего пажа и на своего гизармье или кутилье; и каждый из его лучников со своей лошадью /получает/ семь с половиной франков в месяц».
    (Следует отметить, что состав французских копий после реформы 1461 г. изменился: 1 жандарм, 1 кутилье, 2 конных лучника, 1 паж жандарма и 1 слуга лучников. Изменилась и численность французских регулярных рот. Сформированные в 1445 г. 15 ордонансовых рот (по крайней мере, на бумаге) насчитывали 100 копий. В начале 1461 г. из 34 рот только 8 насчитывали 100 копий. Но затем Людовик XI, ставший королем, сократил число рот до 23 с одновременным увеличением доли рот полного состава до 12. К 1464 г. Людовик вновь увеличил число рот, доведя численный состав копий до 1765 против 1729 в начале 1461 г.)
    А вот что читаем в Абвильском ордонансе 1471 г.:
    «Карл, Божьей милостью герцог Бургундии, Лотье, Брабанта, Лимбурга и Люксембурга, граф Фландрии, Артуа, Бургундии, палатин Эно, Голландии, Зеландии и Намюра, маркиз Священной /Римской/ империи, сеньор Фризии, Залена и Малена <…> объявляет, что берет на свое содержание и обеспечение 1 250 жандармов ордонанса с тремя лошадьми, и на каждого жандарма трех конных лучников и пеших арбалетчика, кулевринье и пикинера, самых лучших и подготовленных, каких только он сможет найти в своих землях на правах сеньора. <…> Жандарм о 3 лошадях, 3 конных лучника получают плату 15 франков или 32 франка оптом, то есть 5 франков для каждого из лучников. Кулевринье и арбалетчики будут /получать/ 4 ливра в месяц, пикинер 2 патара в день».
    Отличие, как можно заметить, в разнице оплаты конных лучников (о чем автор пишет) и в наличии пехоты в составе бургундской ордонансовой роты. Последнее, судя по всему, было обусловлено итальянским влиянием на формирующиеся регулярные бургундские соединения. Итальянский фактор, проигнорированный автором статьи, был столь же значим, как и фактор французский. А нанятые на бургундскую службу итальянские кондотьеры, такие, как, например, Кампобассо, Галеотто, отец и сыновья Россано, братья Леньяно и прочие, стали командирами 8 «итальянских» ордонансовых рот, что составило почти треть от всего регулярного воинства Карла Смелого. Пехотинцы-провизионати были неотъемлемой чертой итальянских рот. Например, в сентябре 1472 г. Карл Смелый заключил контракт с итальянским кондотьером Труало да Россано (который в 1474 г. возглавил итальянскую роту на бургундской службе №17) в составе 150 «итальянских копий» (в 1 копье – 1 жандарм, 2 кутилье и 1 слуга), 100 конных арбалетчиков и 200 пехотинцев-провизионати. В 1473 г. в роте Россано числилось 96 копий, 128 конных арбалетчиков и 333 провизионати.

    3. Ведя речь о начале формирования первых бургундских ордонансовых рот, автор пишет: «первые бургундские «копья» появились только после 24 апреля 1471 года, когда Карл Смелый потребовал от Генеральных штатов создания уже 1250 «копий»».
    Не вдаваясь в частности процитированной фразы отмечу, что «первые копья» на постоянной оплате появились в бургундской армии задолго до 1471 г. Филипп Контамин, ссылку на книгу которого автор поместил в библиографии (Контамин Ф. Война в Средние века. СПб, 2001.), на странице 184 пишет:
    ««Постоянная армия»  – выражение вполне не ясное, поэтому следует обрисовать разновидности такой армии. Можно считать доказанным, что по меньшей мере с начала XIV в. на конкретной территории, если только она достаточно обширна, всегда были воины, вооруженные люди, способные поддерживать внутренний порядок, а также задерживать воров и убийц, исполнять решения власти и судебных органов и обеспечивать минимальную безопасность в пределах укреплений».
    Не осталась в стороне от этого процесса и Бургундия. В 1457 г. из добровольцев-волонтеров (volontaires) были набраны первые постоянные бургундские роты, которые за службу в мирное время получали половинное жалование. Роты имели различную численность и были поделены на т.н. «камеры» по 5-6 жандармов с несколькими компаньонами в каждой. Раз в месяц проводились трехдневные ротные сборы, на которых проверялись вооружение и выучка, а так же выдавалось жалование. За 3 дня сборов жандарму начислялись 24 су (2 фламандских гро), компаньону – 6 су. Скорее всего, подобные роты волонтеров просуществовали не долго. В 1466 г. в Бургундии, особенно в землях, граничащих с вечно бунтующим Льежским княжеством, были созданы пехотные части хозяйственных (mesnagers), в чем-то напоминающие французских «вольных лучников». Хозяйственные стояли гарнизонами в нескольких крепостях и совмещали службу с ведением личных дел. В 1467 г., после сражения при Брюстеме и капитуляции Льежа, Карл Смелый вновь решил возродить роты волонтеров. Так, согласно сообщению Жана д’Энена, Жаку де Люксембургу, сеньору де Фьенну, а также еще нескольким сеньорам герцог предложил возглавить постоянные роты в 50 копий с половинным жалованием в мирное время. Люксембург дипломатично ответил, что сам он готов служить герцогу в каком угодно качестве и в любой момент, но прежде должен посоветоваться с людьми своей роты. В ходе совещания большая часть жандармов де Фьенна высказалась против службы, мотивируя свой отказ усталостью, тревогой за оставленные семьи и, что самое главное, задержками с выплатой жалования, каковые обычно практиковались как Филиппом Добрым, так и его сыном. Тем не менее, как заключает Энен, какая-то часть жандармов все-таки записалась в волонтеры и сразу получила жалование за 15 дней.
    Формирование собственно ордонансовых рот, о которых идет речь в статье, началось после принципиальных решений Карла Смелого от 20 мая и 23 октября 1470 г. Зимой 1470-1471 гг. военные чиновники герцога стали инспектировать формирующиеся роты. Так, 9-11 февраля тремя комиссарами герцога Шарлем де Тернаном, Клодом д’Эшеме и Жаном де Собье был проведен смотр бургундской роты рыцаря Амэ де Рабутена, сеньора д’Эпири (будущая рота №12). Личный состав роты собрался в Толон-сюр-Аррель и насчитывал 1 командира (т.е. самого Рабутена), 9 дизанье, 9 шефдешамбров, 79 жандармов (каждый из дизанье, шефдешамбров и жандармов сопровождался 1 кутилье и 1 пажом), 1 трубача, 79 конных стрелков (41 арбалетчик и 38 лучников) и 193 пехотинца (75 пикинеров, 66 кулевринье и 52 арбалетчика).
    10 февраля был проведен смотр роты Питера фон Хагенбаха (будущая рота №10), временно расквартированной в Вавре. Сам Хагенбах, занятый администрированием Эльзаса, отсутствовал, поэтому ротой фактически руководил его лейтенант Жан д’Инь. Численный состав роты был следующим: 1 лейтенант, 7 дизанье, 7 шефдешамбров, 49 жандармов (каждый сопровождался 1 кутилье и 1 пажом), 1 трубач, 49 конных арбалетчиков и 27 пехотинцев (10 пикинеров, 8 кулевринье, 9 арбалетчиков).
    27 февраля герцогские комиссары провели инспекцию роты Клода де Даммартена (будущая рота №9). Во время смотра командир роты и два десятника-дизанье отсутствовали, поэтому ротой командовал Филипп де Сен-Леже, лейтенант и командир второго дизаня. В составе роты оказалось 8 дизанье, 9 шефдешамбров, 81 жандарм (каждый сопровождался 1 кутилье и 1 пажом), 1 трубач, 103 конных стрелка (77 арбалетчиков и 26 лучников) и 178 пехотинцев (71 пикинер, 61 кулевринье, 43 арбалетчика и 3 лучника). Роспись личного состава указанной роты приведена в прилагаемой мною таблице.

    ТАБЛИЦА. Роспись личного состава ордонансовой роты №9 кондюкто Клода де Даммартена на 27 февраля 1471 г.

 

 

 

 

Жандармы

Кутилье

Пажи

Конные стрелки 

Пехотинцы

 

 

Арба-
летчики

Луч-
ники

Пики-неры

Арба-летчики

Кулев-ринье

 

Дизанье

Шефы
камер

Рядовые

 

1 дизань

Кондюк-то

 

9

10

10

3

 

5

4

 

3

 

5

 

 

2 дизань

 

Лейте-нант

1

 

8

 

10

 

10

 

10

 

4

 

7

 

5

 

7

 

 

3 дизань

 

1

1

 

8

 

10

 

10

 

10

 

2

 

10

 

8

1 лучник

9

 

 

4 дизань

 

1

1

 

8

 

10

 

10

 

10

 

2

 

6

 

5

 

8

 

 

5 дизань

 

1

1

 

8

 

10

 

10

 

9

 

 

 

6

 

5

1 лучник

6

 

 

6 дизань

 

1

1

8

 

10

 

10

 

10

 

4

 

9

 

7

 

9

 

 

7 дизань

 

1

1

 

8

 

10

 

10

 

6

 

2

 

9

 

1

 

5

 

 

8 дизань

 

1

1

 

8

 

10

 

10

 

4

 

5

 

10

 

2

1 лучник

4

 

 

9 дизань

 

1

1

 

8

 

10

 

10

 

6

 

1

 

7

 

4

 

6

 

 

10 дизань

 

1

1

8

10

10

9

1

3

3

2

 

Всего

8

9

81

100

10

77

26

71

43

3 лучника

61

 

      4. М. К. Чиняков пишет: «Набором в роту воинов занимался ее командир – кондуктор». Сей постулат соблюдался редко, а практически – в единичных случаях. Например, Питер Хагенбах, кондюкто роты №10, не видел своих солдат годами, а всеми делами роты занимался его лейтенант Жан д’Инь. После гибели Хагенбаха в 1474 г. Инь возглавил роту. Зачастую,  не только комплектованием, но и фактическим командованием ротами в мирное время занимались не сами кондюкто, многие из которых являлись важными государственными или придворными сановниками и вынуждены были постоянно отвлекаться от решения узко военных задач, а их лейтенанты. Некоторые из этих лейтенантов, такие, например, как уже упомянутый Жан д’Инь, Антуан де Салленово и Ферри де Кусанс, со временем заменили своих непосредственных начальников, и сами заняли должности кондюкто.
    Процесс формирования роты проходил в течение длительного времени и проводился, зачастую, специально назначенными клерками. Так, формированием роты №18 (кондюкто Жак де Доммарьен) занимался, в частности, бальи города Аваль Ги д’Узи. В журнале регистрации прибытия новобранцев, который он вел, за три дня февраля 1473 г. значилось:
    18 февраля: 1 жандарм с 4 лошадьми, 4 пикардийских лучника;
    19 февраля: 6 жандармов, каждый с 4 лошадьми (2 жандарма из Бургундии, 2 –из Лотарингии и 2 –из Пикардии), 2 лотарингских арбалетчика;
    20 февраля: 2 жандарма, каждый с 4 лошадьми, оруженосец из Шатильона с 4 лошадьми и т.д.
    15 марта 1473 г. комиссары герцога проверили, как продвигалось комплектование роты №19. Кондюкто Жан де Жокур, сеньор де Вилларнуа, отсутствовал, и всеми делами роты управлял его лейтенант Филипп де Шомержи. На момент проверки в роте числилось 44 жандарма и кранекинье, преимущественно выходцы из Савойи. Также в комплектующейся роте были заняты 2 из 4 должностей шефдэскадр – Антуаном де Салленово (в 1476 г. возглавил роту №10), рыцарем, и Жаком де Ла Сера, оруженосцем. При этом другая часть формируемой роты стояла гарнизоном в замке Шатильона. Все солдаты формируемых рот получали жалование с момента зачисления в роту.

     5. Автор пишет: «В отличие от набора во французские ордонансовые роты, герцог – редкое дело для того времени – разрешил принимать в роты «всех способных мужчин». Не совсем ясно, что автор хотел сказать этой фразой. Вообще, физические данные призывников (сейчас я веду речь о феодальном ополчении) были дифференцированы по пяти категориям: «люди сильные и ловкие», «люди хорошего телосложения», «люди среднего телосложения», «люди малой полноты» (т.е. худые) и «люди болезненные и старые». Герцог лично вникал во все детали проводимой регистрации и вносил коррективы. Так, он освободил от военной службы одного из сотников по состоянию здоровья; еще один сеньор, в возрасте 90 лет, был так же признан негодным к строевым экзерцициям, равно как и некий дворянин из Люксембурга, поразивший проверяющих «необыкновенной тучностью».
    Вероятно, часть подобных критериев соблюдалась и во время набора в ордонансовые роты.

     6. Автор неоднократно указывает на высокий уровень дисциплины в рядах ордонансовой бургундской армии, заявляя, что «по вопросам дисциплины, пусть даже на теоретическом уровне (sic! – А. К.), бургундские ордонансовые роты стояли выше французских». Непонятно, откуда такая уверенность? На «теоретическом уровне» французские военные ордонансы в своей «дисциплинарной составляющей» ничем не уступали бургундским аналогам. Вот примеры с французской стороны:
    «Капитанам, которые были назначены королем и сеньорами Совета в присутствии короля, приказано хранить верность и страх перед недовольством короля и сеньоров Совета, и чтобы они следили за тем, чтобы их люди не чинили никакого насилия купцам, крестьянам и всем прочим, какого бы положения они не были».
    «Для сведения вышеупомянутых пятнадцати капитанов, коих, как сказано, разместят с их людьми по провинциям, епархиям, бальяжам и сенешальствам королевства, они должны вести себя очень смирно и учтиво, подчиняться законам, которые приняты в добрых городах, и не допускать со стороны своих людей никаких насилий и притеснений в адрес мещан и сельских жителей».
    А вот фрагмент письма бургундца Жана де Боже, который стал свидетелем солдатского бунта, вспыхнувшего в бургундской ордонансовой армии во время осады Нейса:
    «Далее, в понедельник, мой господин узнал, что рота приблизительно в 300 англичан решила оставить армию, утверждая, что герцог ничего им не заплатил, и они не обязаны исполнять его приказы, пока с ними не расплатятся. Герцог тотчас вооружился и велел всем приготовиться к нападению на тех из англичан, кто собирался уйти. Те, впрочем, успокоились, хотя герцог и велел арестовать двух из их капитанов. Затем он вывел войска к Рейну, где целый день демонстрировал /свою мощь/ перед немцами, стоявшими на противоположном берегу.
    В понедельник, после ужина, англичане поссорились из-за распутной девки, и чуть не поубивали друг друга. Как только герцог узнал об этом, он сразу же пошел к ним с некоторыми людьми, дабы успокоить их, но они, не признав герцога,  два или три раза выстрелили из луков прямо в него. /Стрелы пролетели/ очень близко от его головы, и было огромной удачей, что он не погиб, поскольку не имел никаких доспехов. Скоро повсюду распространился слух, что герцог был ранен, и все помчались туда и стали хватать всех англичан без разбора. Герцог был очень опечален этим, ибо не смог предотвратить нескольких убийств. После этого, во вторник, герцог велел объявить, что все, кто захватил что-либо, принадлежащее англичанам, должны всё возвратить; и чтобы не было более  никаких споров с ними, поскольку он ценит их дружбу и прощает им оскорбление».
    Подобный инцидент произошел и в лагере под Лозанной в 1476 г.

     7. Автор пишет: «ни одна военная организация второй половины XV века не могла предложить большей степени сплоченности и эффективности». Настоящее утверждение я нахожу не просто сомнительным, а в корне неверным. Бургундская ордонансовая армия была бита в большинстве сражений, в которых принимала участие (кстати, это автор вполне признает в конце статьи). Северная бургундская армия, преимущественно состоявшая из ордонансовых рот, в течение месяца не смогла одолеть гарнизон Бове в 1472 г. Французская ордонансовая армия разгромила бургундский корпус в сражении при Шато-Шиноне в 1475 г. С бургундской стороны в этой битве принимали участие три ордонансовых роты. В сражениях при Грансоне, Муртене и Нанси бургундская ордонансовая армия была бита швейцарскими и южногерманскими ополченцами. Причем, в Грансонском сражении многие роты обратились в бегство, даже не войдя в соприкосновение с противником. Примечательно, что роты феодального ополчения (напрмер, рота №3 из Франш-Контэ под командой Людовика Шатогийона) сражались в этой же битве отважно и не щадя жизни. Вообще, на мой взгляд, роль бургундских ордонансовых рот сильно переоценена. Именно бургундское феодальное ополчение, а не ордонансовые роты, при Монлери (1465 г.) вынудило французскую регулярную армию оставить поле боя, а при Монтенакене (1465 г.) и Брюстеме (1467 г.) наголову разгромило льежскую армию.
    Автор также неоднократно указывает на то, что единственно бургундская ордонансовая армия (в отличие от вооруженных сил иных государств того региона и эпохи) проводила тактические учения. Это явно ошибочное суждение, т.к. английские лучники, например, или члены городских стрелковых гильдий периодически устраивали строевые смотры и соревнования в стрельбе. Например, гильдии лучников и арбалетчиков из французского города Лаваль 1 мая каждого года выбирали двух «королей», победителей состязаний. А вот каким образом подобные состязания проводились в землях Священной Римской империи:
    «Итак, в воскресенье, сразу после дня Святого Мартина, оный герцог /Карл Бургундский/ отправился в лес с сыном императора /Максимилианом/, маркграфом Карлом Баденским, двумя его сыновьями, молодым герцогом Клевским и многими другими, чтобы пострелять по мишени (popinjay) /в виде шляпы/, которая была укреплена на высоком дереве с шестью жердями, установленными на верхушке. Оная /мишень/ была сбита первым же выстрелом. Тогда шляпу вновь повесили на жердь; четыре выстрела пронзили шляпу и два – жердь. После этого все собрались, и из числа лучников был выбран «король», коим стал человек, который сбил мишень. Этот «король» именовался Королем Ворон и имел большую свиту».
    Германские рыцарские братства на турнирах сражались теми же отрядами, которыми ходили в военные набеги на соседей. Швейцарское ополчение занималось строевой и тактической подготовкой во время смотров Харнишшау и праздников Цинстагов. Гарнизонные части так же периодически занимались военной подготовкой. Кроме того, я не вижу повода отказывать бойцам французских ордонансовых рот в строевой и тактической подготовке, если это были обязаны делать даже «вольные лучники», имевшие далеко не блестящую репутацию.

    8. Анализируя причины поражения бургундского ордонансового воинства в большинстве сражений, в которых оно участвовало, автор пишет: «В процентном отношении бургундские ордонансовые роты составляли меньшую часть от всей численности армии, с которой Карл Смелый ходил в походы в Германию, Лотарингию и Швейцарскую конфедерацию». В корне неверное заявление. В конце 1472 г. немногим больше трети  всей бургундской армии состояло из солдат, поставленных на постоянное денежное довольствие. Так, канцлер Гийом де Югоне в своем докладе указал, что «Армия Бургундии» включала в свой состав 1 200 ордонансовых копий, 1000 копий феодального ополчения для полевой армии и 800 – 1 000 копий гарнизонных войск. К концу 1475 г. регулярная армия составляла уже две трети от всех вооруженных сил княжества и продолжала увеличивать свой удельный вес. В походах, перечисленных автором, ордонансовая армия составляла от 2/3 до ¾  всех вооруженных сил, принимавших участие в боевых действиях.

    9. В заключительном абзаце статьи автор пишет: «После последнего ордонанса 1473 г.», очевидно, имея в виду, что этот ордонанс (Сен-Максиминский) стал окончательным и завершающим военным указом, реформирующим бургундскую армию. Такое заявление выглядит по меньшей мере странным, т.к. в своей работе автор дважды ссылается на трактат Оливье де Ла Марша (La Marche О., L’Estat de la Maison du duc Charles de Bourgongne dit le Hardy. // Nouvelle collection des Memoires pour server a l’histoire de Francе. Т. 4, Paris, 1836-1839.) и один раз – на депеши миланских послов при Бургундском дворе  (Depeches des ambassadeurs milanis sur les campagnes de Charles-le-Hardi, duc de Bourgogne de 1474-1477. Paris, Geneve, 1858. T.II.). Ла Марш описывает несохранившийся ордонанс, вероятно, 1474 г., который пересмотрел многие положения Сен-Максиминского ордонанса, а в «Депешах», правда, в Т. I, на стр.152-169, помещен текст Лозаннского ордонанса 1476 г., переписанный Джакомо Панигаролой. Об этом, действительно, последнем военном указе Карла Смелого, сохранившемся до наших дней (были еще, но они не сохранились) следует сказать чуть подробнее.
    В мае 1476 г. в Лозанне Карл Смелый издал очередной военный ордонанс, в котором, наконец, попытался устранить административно-тактическое противоречие, вытекающее из обособленного положения пехоты. Отныне пехотинцы полностью выводились из состава рот и образовывали отдельные пехотные отряды (enfants pied, всего 4) по 1 000 человек в каждом. Каждый отряд делился на сотни, под командой сантанье. Сотни делились на четверти-кварты под командой квартонье (cuartonniers). Кварты делились на камеры по 6 человек (вероятно, 2 пикинера, 2 кулевринера и 2 арбалетчика или лучника), которыми командовали шефдешамбры. В бою пехотные отряды делились на две части по 500 человек в каждой и строились в две линии, одна за другой. Согласно Лозаннскому ордонансу, роты состояли из 100 копий и 300 лучников. При этом лучники получили отдельную от жандармов организацию и делились, подобно пехотинцам, на сотни, кварты и камеры. Деление жандармов сохранило черты, прописанные в Сен-Максиминском ордонансе: 6 копий (в 1 копье – жандарм, кутилье и паж) составляли камеру, 4 камеры составляли эскадру, 4 эскадры представляли кавалерию роты.

     10. Следует отметить, что в описании дисциплинарных вопросов, вооружения и, частично, организации, автор прибегнул к некоему миксту из положений Абвильского, Боэн-ан-Вермандуаского и Сен-Максиминского военных ордонансов (1471-1473 гг.). Поэтому читателю совершенно непонятно, какой именно указ из трех автор имеет в виду. А ведь указы эти были разными и, как дополняли один другого, так и отменяли ранее принятые постановления. Например, известная фраза о «не более, чем» 30 проститутках на роту появилась только в Сен-Максиминском ордонансе, однако в Лозаннском ордонансе это положение было отменено: «Все женщины легкого поведения должны оставить лагерь до начала боевых действий». Эти же замечания можно отнести и к наиболее сильному, на мой взгляд, разделу статьи, посвященному оружию. В каждом из ордонансов «оружейный» раздел в деталях отличался от предшествующего указа.

     В заключение хочу сказать, что, несмотря на значительное количество допущенных автором неточностей и ошибок, в целом статья оставляет положительное впечатление и может вызвать у неспециалиста вполне оправданный интерес. Автору следовало привлечь больше источников и специальной литературы по поднятой им теме. Многие «программные» исследования, посвященные организации бургундской армии, остались вне поля зрения автора. Среди них:
    Chauvelays M. Memoire sur la composition des armes de Charles le Temeraire dans les deux Bourgognes. // Memoires de l’academie des scienses, arts et belles-lettres de Dijon. Dijon, 1879.
    Chauvelays M. Les armees des trios premiers ducs de Bourgogne de la maison de Valois. // Memoires de l’academie des scienses, arts et belles-lettres de Dijon. Dijon, 1881.
    Brusten C. L’armee bourguignonne de 1465 a 1468. Bruxelles, 1953.
    Brusten C. L’armee bourguignonne de 1465 a 14677. // Revue Belge d’Historie Militaire, 1959.
    МсGill P., Pacou A., Riddel R. The Burgundian Army of Charles the Bold. Freezywater publications, 2001.
    Отдельные места текста, посвященные бургундской армии, см.: Lot F. L’Art militaire et les armees au Moyen Age, eh Europe et dans le Proche-Orient. Paris, 1946. V.2.
    Vaughan R. John the Fearless. London, 1966.
    Vaughan R. Charles the Bold. London, 1973.
    Paravincini W. Karl der Kuhne und das Ende des Hauses Burgund. Gottingen, 1976.
    Schnerb B. L’Etat bourguignon 1363-1477. Paris, 1999 и т. д.
    Существуют многочисленные исследования о наемниках на бургундской службе (эти наемники тоже входили в состав ордонансовых рот), например:
    Об итальянцах:
    Walsh R. J. Charles the Bold and Italy 1467-1477. Liverpool, 2005.
    Schnerb B. Troylo da Rossaho et les italiens au service de Charles le Temeraire. //Francia, 1999.
    Об англичанах:
    Ballard M. An Expedition of Englich Archers to Liege in 1467, and the Anglo-Burgundian Marriage Alliance. // Nottingham Medieval Studies, 34. 1990.
   
Turnbull S. The Book of the Medieval Knigt. London. 1995.
    Кроме того, существует множество работ, посвященных отдельным видам вооруженных сил Бургундии в эпоху Валуа, в т.ч. артиллерии и флоту, или бургундской армии в отдельных кампаниях и сражениях, перечисление которых займет слишком много места.
    Безусловный интерес в плане изучения ордонансовых бургундских флагов вызывает каталог т. н. «бургундской добычи», составленный швейцарским исследователем Ф. Дойчлером: Deuchler F. Die Burgunderbeute. Bern, 1963.
    Огромный пласт информации об ордонансовых ротах Карла Смелого содержится в изданных французских архивах. Тексты самих военных ордонансов см:
    Полный текст Абвильского военного ордонанса: Memoires pour server a l’histoipe de France et de Bourgogne. / Ed. A. C. Coolidge. Paris, 1729. P. 286-293.
    Текст Боэн-ан-Вермандуаского военного ордонанса: Chauvelays M. Memoire sur la composition des armes de Charles le Temeraire dans les deux Bourgognes. // Memoires de l’academie des scienses, arts et belles-lettres de Dijon. Dijon, 1879. P.285-292.
    Полный текст Сен-Максиминского военного ордонанса: Guillaume M. L’organisation militaire les ducs de Bourgogne. Bruxelles, 1848.Р. 191-202.
    Полный текст Лозаннского военного ордонанса: Depeches des ambassadeurs milanis sur les campagnes de Charles-le-Hardi, duc de Bourgogne de 1474-1477. Paris, Geneve, 1858. T.I. Р. 152-169.

    Так же, в целях восстановления справедливости и торжества авторского права, хочу напомнить редакции «Военно-исторического журнала» и, в частности, Е. В. Добычиной, подготовившей публикацию статьи М. К. Чинякова, что при использовании иллюстраций, взятых из других работ, следует, как минимум, указывать авторов данных иллюстраций (а еще лучше, дабы избежать ненужных судебных исков, спрашивать у них разрешение на публикацию). В статье, помимо моих работ, были использованы прекрасные иллюстрации М. Горбатова, впервые изданные в наборе открыток «Битва при Нанси, 1477 г. М., 1994 (авторы текста И. Гросул и А. Ефремов).  



Военная история. Статьи. Конспект варгеймера: Секутор. Классификация гладиаторов. Часть 2.
Конспект варгеймера: Ретиарий. Классификация гладиаторов. Часть 1.
Воинственные майя (военное дело майя постклассического периода).
М. Нечитайлов: Пельтасты армии Антигонидов (III – II вв. до н.э.)
Джулиан Лорриман. После Ганнибала.
Соколов О. В.: Ответ на ''рецензию'' книги ''Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа, 1799-1805''
М. Бостриков: «Знамена балтийских славян VIII-XIIвв.»
М. Нечитайлов: Армии Английских гражданских войн: Униформы.
М. Нечитайлов: Реконкиста Арагона III: Кутанда (17 июня 1120 г.)
  Связанные ссылки
· Больше про Военная история. Статьи.
· Новость от Pipeman


Самая читаемая статья: Военная история. Статьи.:
Длинный лук и английские лучники.

  Рейтинг статьи
Средняя оценка: 3.21
Ответов: 32


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


  опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




2004 (c1) eDogsCMS (aka edogs-Nuke) php-nuke 7.3 based. eDogsCMS (aka edogs-Nuke) written by O&S (aka edogs)
PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi. This is free software and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty for details see the license.
Web site protected by myNukeSecuRity, © Maxim Mozul, www.studenty.de
Открытие страницы: 0.041 секунды и 0 запросов к базе данных ! DB time is: