Поле боя     Архивы сайта    |     Наши форумы    |     Поиск    |     "Последнее на форуме"   
 
    "Поле боя"    |     Каталог файлов    |     Каталог ссылок    |     Управление профилем
  Навигация
· Главная
· О проекте

Военные игры
· Варгеймы
  · Правила
  · Статьи
  · Сценарии
  · Хроники
· Настольные игры.
· Игры по переписке.

Миниатюры и модели
· Масштаб 1:72
· Масштаб 1:100 (15мм)
· Масштаб 10мм
· Масштабы 25мм и 28мм

Мастерская
· Конкурсы
· Статьи
· Галерея

Военная история
· Статьи

Клуб «Поля боя»
· Пользователи сайта
· Наши Форумы
· Доска объявлений

Информаторий:
· Интернет-Новости
· Мероприятия
· Выставки и музеи
· Полезные ссылки
· Клубы и Магазины

Пользователю:
· Управление аккаунтом
· Личные сообщения
· Добавить новость
· Рекомендовать сайт
· Самое популярное
· Статистика сайта
  Поиск по сайту


  Авторизация
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
  

Rambler''s Top100 Рейтинг@Mail.ru

Автор: Недобитый_Скальд | Опубликовано: 23 Октября, 2006 | Разместил: Pipeman
Просмотров: 9543 | Голосов: 11 | Рейтинг: 4.36
 

    Макс Нечитайлов aka Недобитый_Скальд продолжает описывать армии Английских гражданских войн. Если в предыдущей статье речь шла о форме этих армий, то в  этой  рассказывается о их вооружении. Эта информация будет интересна и варгеймерам, и тем, кто просто интересуется военной историей.



Армии Английских гражданских войн (1642-1649). Вооружение.

    С началом военных действий в 1642 г. выяснилось, что в стране недостаточно оружия, чтобы снабдить всех тех, кто решил сражаться за короля. Запасов на складах ополчения, а также частных коллекций не хватало для многотысячной армии (а то, что было, находилось преимущественно в жалком виде). В результате при Эджхилле (23 октября) некоторые солдаты Карла I держали в руках немного переделанные крестьянские орудия труда либо просто крепкую палку. Поскольку в те дни дворяне и джентльмены обычно владели собраниями оружия, немало роялистов облачились в доспехи и оружие времен Войны Алой и Белой Розы, Флоддена, в лучшем случае – эпохи Испанской армады. Что до войск парламента, то в их распоряжении изначально находились огромная оружейная палата Тауэра в Лондоне и арсеналы Гулля. Учитывая и  массовые закупки вооружения за границей, их армии внешне более соответствовали требованиям времени.

    Пехота
    Основным оружием английского солдата времен Гражданских войн был фитильный мушкет (эффективный на расстоянии примерно 100 м) или длинная пика. Солдаты с кремневыми мушкетами (firelocks) составляли отдельные роты и предназначались для охраны артиллерийского обоза (1-2 роты на армию для этой цели), «во избежание опасности, которую может представлять уголек от фитиля», а также для караульной службы – в апреле 1660 г. Монк велел 4 ротам своего полка, стоявшим в Тауэре, сменить фитильные мушкеты на кремневые. Часть солдат нескольких роялистских полков (Перси и Проджера, например) тоже получила кремневые мушкеты – 60 их выдали 13 февраля 1645 г. полку сэра Генри Бэрда. Их примеру следовали и парламентарии: три роты полка Эссекса, рота в полку лорда Питерборо в 1642 г., в ноябре 1643 г. полку Эдварда Харли выдали 800 мушкетов, из них 150 с кремневым замком. Ферфакс счел кремневый замок столь полезным, что в 1647 г. предложил распустить свою лейб-гвардию и образовать вместо нее целый полк с кремневыми мушкетами, и Лейб-гвардии принца Руперта и его брата Морица тоже были вооружены таким оружием в Первую Гражданскую войну.
    Фитильный замок был для боевого использования надежнее, но имел ряд недостатков: необходимость постоянно передвигать сгорающий фитиль (примерно за 6 минут сгорал 1 дюйм), большое количество затравочного пороха (Тернер – «мушкет требует половину веса своей пули в затравочном порохе и две трети обычного пороху, то есть один фунт затравочного пороху на два фунта свинца, и два фунта обычного пороха на три фунта свинца»), невозможность длительного прицеливания и полная зависимость от непогоды. Наконец, огромные затраты фитиля в бою или во время осады: в Лиме 1500 солдат расходовали «каждый день и ночь почти 1/4 большой бочки (весом 5 центнеров [254 кг]) фитиля» (1644 г.), а в Стаффорде пехоте гарнизона по этой же причине даже выдали на каждые 20 солдат по 5 кремневых мушкетов. Как-то раз фитиль пришлось срочно готовить перед битвой при Раундуэй-Даун из веревок, собранных со всех кроватей Девизеса! Кроме того, демаскирующий огонь и дым фитиля ночью выдавал приближение войск, и по этой причине «многие секретные предприятия не удались», отмечает сэр Джеймс Тернер. При ночных штурмах укреплений вследствие этого нередко использовали солдат с кремневыми мушкетами.
    Война в Ирландии, с ее засадами, осадами и стычками, способствовала распространению кремневого замка, позволяющего приблизиться к противнику незамеченным. В начале 1642 г. каждая пятая рота пехоты, предназначенная для отправки в Ирландии, должна была иметь кремневые мушкеты, и в полку Лорда-Наместника состояло 400 солдат с кремневыми мушкетами и 1500 с обычными фитильными образцами и пиками. Вдобавок, еще две роты с кремневками, капитанов Сэндфорда и Лэнгли, уже находились в Ирландии (обе роты потом уплыли в Британию и сражались на стороне короля в Чешире). Горцы-роялисты маркиза Монтроза (например, Макдоннелы при Типпермуре 1 сентября 1644 г.) и часть английских ополченцев были вооружены тисовыми длинными луками (причем горцы удивительным образом нередко сочетали лук с мушкетом!), которые английская армия применяла еще в 1627 г. Графство Эссекс в ноябре 1643 г. планировало создать роту лучников, а в Герефорде годом ранее была действительно образована рота лучников и пикинеров. Кроме эпизодического применения в военных действиях, луки использовались для доставки посланий в осажденные города, а для поджога их употребляли горящие стрелы, запущенные как из лука, так и из мушкета.
    Экипировку мушкетеров, основной массы пехотинцев Гражданских войн, согласно «Инструкциям для сбора» 1638 г. составляли, кроме мушкета с шомполом (длина ствола у оружия 4 фута и калибр 12 пуль на фунт соответствовали рекомендациям Келли 1627 г. и указу Карла I от 1632 г.), «сошка, бандельер, шлем, добрая шпага, пояс и крюки [разновидность шпаги]». (Хотя от ополченцев требовали наличия шлема, немногие мушкетеры носили его в войну, и то в начале ее; впрочем, кавалерийские шлемы показаны на одном изображении королевских мушкетеров 1643 г.) Обычно длина ствола мушкета составляла 4,5 фута (1,4 м), тогда как более легкая «кулеврина» (синоним для ранней аркебузы) располагала стволом в 1,1 м. Предпринимались и попытки стандартизации, как в 1630 г. (ствол 122 см) и в 1639 г. (ствол 1,1 м, вес оружия 4,6-5 кг) – длинный мушкет «лучше, ибо он стреляет дальше» (Тернер). Но именно в последнем году Военный Совет заказал 5000 мушкетов со стволами в 1,4 м и весом 6,4 кг, плюс вдвое больше экземпляров весом 5,4 кг (и со стволом длиной 1,1 м). Король в 1643 г. приказал, дабы «мушкеты все были одного калибра, пики – (одной) длины», но даже это требование относилось только к будущим поставкам нового оружия.
    Приклад или старого типа, искривленный, или более современный прямой, который прикладывали к правому плечу. Для выстрела мушкет клали на сошку из ясеня или другого прочного дерева, с железным наконечником и своеобразной вилкой (U-образной формы) на другом конце. Стоимость ее в 1632 г. составляла 10 пенсов (мушкет тогда же обходился в 15,5 шиллингов). Хотя в 1639 г. ее выдавали со складов ополченцам для Шотландской кампании, десять лет спустя подполковник Ричард Элтон отмечал, что «наши подставки мало или вовсе не используются во время перестрелки». Это было связано, прежде всего, с распространением облегченного мушкета (1640 г.), с длиной ствола всего 3,5 фута. Ему не требовалась сошка, почему с 1643 г. она постепенно исчезает из английских армий. Ни один документ не упоминает в Оксфордской армии подставку для мушкета. Ее окончательной отмене помешало то обстоятельство, что в годы Гражданских войн на континент завозили большое количество старомодных и устаревших мушкетов с континента, в стрельбе из которых без подставки было не обойтись. Да и качество подобного оружия оставляло желать лучшего. Капитан короля Джон Стрэчан жаловался в марте 1644 г.: «Мушкеты, здесь их примерно 1000. Я уверен, они 3 или 4 разных калибров, одни пистолетного калибра, другие карабинного калибра, третьи это небольшие охотничьи ружья, и все старый хлам…».
    В истории Первой Гражданской войны несколько раз упоминается об удачных действиях «снайперов», отличных стрелков, вооруженных нарезными «охотничьими ружьями», целью которых была охота за вражескими командирами и орудийными расчетами. Видимо, с этой целью в 1652 г. было заказано 500 охотничьих ружей (ствол 1,5 м длиной) для кампании в Шотландии, и Монк даже предлагал включить в каждую роту по шесть человек с такими ружьями, чтобы действовать на флангах и отстреливать вражеских офицеров. Колесцовые и даже нарезные мушкеты могли также использоваться офицерами.
    Армия Новой Модели в 1645 г. закупала мушкеты и длиной 4 фута (5150 штук), по большей части с фитильными замками (16250 мушкетов, стоимостью в среднем по 10 шиллингов). Но Новая Модель вооружалась и кремневыми ружьями (по 15 шиллингов 6 пенни), и всего армия приобрела их свыше 3300 штук – для охраны обоза, драгун, часовых (с этой целью в 1650 г. роте полка Уолтона отпустили 66 фитильных и 6 кремневых мушкетов). В битве в Дюнах (14 июня 1658 г.) сражались 400 стрелков с кремневками в составе авангарда. Известны и «мушкеты-бастарды» – их называли так из-за нестандартного калибра ствола.
    Бандельер представлял 12 (или больше, в пределах 15) пороховых зарядов (примерно по три драхмы) в кожаных, оловянных или деревянных трубках. Трубки крепились (вместе с мешочком для пуль, проволокой для чистки запального отверстия, часто с масленицей, одной или двумя пороховницами – в одной хранился более качественный порох для мушкетной полки, а вторая про запас, если закончатся заряды в трубках) на кожаный ремень через плечо. На марше по сильному ветру эти трубки стучали так, что издалека выдавали приближение части и даже заглушали приказы! Более того, при случае они даже возгорались, нанося ущерб носителю. Два-три ярда фитиля обматывали кругом ремня. Полк графа Нортгемптона в ноябре 1642 г. получил на каждого солдата полный бандельер – 41 кг пороха и 82 кг пуль на 180 человек; также в каждой роте мешки с порохом (до 100 зарядов каждый). У роялистов в Оксфордской армии нередко встречались вместо бандельеров дешевые кожаные «пороховые сумки», где хранились бумажные патроны. Такие патронные сумы с пороховницей подвешивали к поясу. Граф Оррери тоже рекомендовал набрюшные патронные сумы из олова (вместо деревянных, которые могут попасть под дождь) для готовых патронов, и носить их или поверх мундира, или под ним. Монк советовал, если бандельер недоступен, иметь 12 патронов в правом кармане, а в других карманах – дюжину пуль. Но Дэвис порицал такую манеру англичан таскать боеприпасы в карманах, попутно предложив водонепроницаемые трубки для фитиля, изобретенные Морицем Оранским. Тернер внес свою лепту, упомянув используемые в Германии водонепроницаемые мешочки для патронов. На марше замок мушкета обматывали тканью.
    Среди 25200 комплектов, заказанных для Новой Модели в 1645-1646 гг., перечислены 4000 бандельеров с зарядными трубками из «прочной двойной пластины, крышечки из того же материала, веревочки из бечевки и с добрыми ремнями» (январь 1646 г.). Такие стоили по 20 пенсов (в 1629 г. стоимость бандельера составляла 2 шиллинга 6 пенсов). Наконец, в апреле приказано изготовить сначала 2000, а потом еще не менее 4000 бандельеров, с трубками зарядов из дерева, не просверленными, с колпачками деревянными, причем трубки всегда «красились в синий (цвет), с сине-белыми веревочками, с прочными, простроченными и добрыми ремнями». Образцы таких синих бандельеров хранятся в ряде коллекций оружия в Англии. В апреле 1649 г. государство заплатило за «1000 ожерелий бандельеров, покрашенных в синий маслом» и еще за 1000 бандельеров, окрашенных в черный цвет, но неизвестно, кому их выдали.
    Лорда Горинга обвиняли в том, что его солдаты пользовались при осаде Колчестера (1648) отравленными пулями или «разжеванными пулями, закатанными в песок», и другие роялистские генералы якобы использовали «грубо отлитые пули неправильной формы». При необходимости могли стрелять даже камнями.
    В небольшие пехотные ранцы (snapsacks), заплечные мешки, клали запасную одежду и обувь, продовольствие (обычно на 3-5 дней) и все, что солдат смог награбить на своем пути. Тернер советует провизию в таком составе: «ежедневно два фунта хлеба, фунт мяса, или вместо него фунт сыра, бутыль вина, или вместо нее две бутыли пива. Этого достаточно…». Каждый солдат шотландской армии в 1644 г. нес в ранце овсяной муки на 10 дней (и еще на 10 дней – в обозе). Армия Новой Модели в декабре 1645 г. заказала 6000 штук, «широких и из доброй кожи», по 8 шиллингов за десяток. Возможно, были и холщовые ранцы. Нет никаких указаний на выдачу солдатам фляг – основная причина неудач в Вест-Индии в 1655 г., когда солдаты генерала Венеблза умирали от жажды, требуя снабдить их «кожаными флягами» или «кувшинами». Впрочем, пиво и сидр обычно отпускали в «горшках» или «бутылях», и вполне возможно, что в походе применялись и другого рода предметы для содержания для жидкости, но уже за счет самого солдата.
    Холодным оружием служила шпага на перевязи, но при формировании армии для отправки в Ирландию (1642 г.) их выдавали коннице и пикинерам, но не стрелкам. (Впрочем, 10 октября 1642 г. рота firelocks капитана де Бойза армии Эссекса получила, по штату обычной пехотной роты, 100 мушкетов и 100 шпаг.) И Кларендон сообщает, что при Эджхилле «пехота вся, кроме трех или четырех сотен, которые шли вообще без оружия, кроме дубинки, была вооружена мушкетами и мешочками для пороха, и пиками; но во всей массе едва ли был пикинер с нагрудником или мушкетер со шпагой». (Напротив, в пехоте принца Руперта «очень многие были без оружия, кроме шпаг» – 1644 г.) Тернер пишет: «Шпага пешего солдата, по большей части крайне грубая. Лучше снабдить их топорами…». Оррери около 1660 г. показывает, что немногие пикинеры или мушкетеры вообще носят шпаги, хотя Новая Модель заказала 12400 штук в 1645 г. В рукопашной мушкетеры все равно не использовали пик и, что было типично для англичан, орудовали прикладами. (С этой целью на прикладах пытались устраивать острия или даже скрытые клинки, но они оказались опаснее для владельцев, чем для врагов.) При Нейзби пехота Ферфакса «напала на них с прикладами мушкетов и так разбила их». В битве в Дюнах герцог Йоркский столкнулся с пехотой англичан, «но мы избежали большой опасности, как прикладами своих мушкетов, так и залпом, который они дали».
    Пика считалась в Англии «почетным оружием» (Элтон), достойным джентльмена, ибо копья и пики человечество использовало в войнах «много сотен лет до того, как оно познакомилось с мушкетом». Также военные теоретики полагали, что пикой следовало вооружать «самых высоких, больших и сильных людей», которые к тому же «лучше переносили бремя их защитного вооружения». Сама пика, писали Джордж Монк и Тернер, должна быть длиной 18 футов (5,5 м), Оррери советует пику в 16,5 футов (5 м) с древком из ясеня, ромбовидным наконечником и железными полосами усиления длиной 4 фута (1,2 м). Другие, однако, советовали 15-футовое оружие (4,6 м), и сам Тернер признавал, что «немногие превышают пятнадцать (футов)» (и многие простые солдаты еще больше их укорачивают). Длина пик могла варьироваться в одном и том же полку. «Инструкции для сбора» (1638 г.) гласят: «пикинер должен быть вооружен пикой семнадцать футов длины, наконечник и все; (диаметр древка должен быть 1 3/4 дюйма, наконечник стальной, длиной 8 дюймов, широкий, прочный и заостренный; щечки длиной 2 фута, хорошо приклепанные; нижний конец с железным кольцом) горжет, наспинник, нагрудник, набедренники и шлем, добрая шпага длиной 3 фута, с острым и крепким острием, с поясом и крюками». Под «щечками» имеются в виду стальные полосы (2-4 фута), прибитые к древку ниже наконечника – чтобы не обрубили шпагой в бою. Дэвис рекомендует крепить у острия и посредине древка кисти, для защиты от воды, которая во время дождя будет струиться вдоль древка.
    К 1642 г. стандартом стали 16-футовые пики (4,9 м), диаметром 1,5 дюйма, которые закупали для армии парламента. Несомненно, в войсках (судя по примеру Ирландской кампании) их укорачивали еще на 1-2 фута для удобства, невзирая на контроль офицеров. По некоторым данным, для штурма фортификаций пехота получала 6-7-футовые полупики вместо своих громоздких пик. Но и в 1645 г. (когда было заказано 8800 экземпляров), и в 1657 гг. Армия Новой Модели закупала пики «из доброго ясеня и шестнадцать футов длиной со стальными наконечниками по 3 шиллинга 10 пенсов за штуку» (иногда цена доходила до 4 шиллингов 2 пенсов). Древки, выкрашенные концентрированной азотной кислотой, усиливались «прочными полосами», длиной 2 фута или 22 дюйма. Такие пики в контрактах Новой Модели именуются «английскими» (4,9 м), а 15-футовые образцы (4,6 м) – «испанскими» (по 4 шиллинга). Наконечник пики стальной, кинжаловидный («Английские пики с квадратными наконечниками») или ромбовидный («Голландский» или «широкий», «худший в мире», как жаловались побежденные в 1646 г. при Бенбурбе англо-шотландцы).
    Из лат Джервез Маркхэм советовал пикинеру шлем (а под него стеганую шапку), «не пробиваемую пикой» двустороннюю кирасу (в терминологии XVII в. пикинеры назывались нередко «нагрудниками»), горжет для защиты шеи и набедренники (до середины бедра). В 1632 г. всё это обходилось солдату в 1 фунт 2 шиллинга (еще 2 шиллинга за услугу подложить кирасу и набедренники красной кожей), и еще 4 шиллингов 6 пенсов стоила сама пика. Вдобавок под кирасу могли поддевать кожаный колет. Шлем – английский (с небольшими полями) или испанский (большой гребень и загнутые поля) морион (высокий шлем полукруглой формы) либо конический кабассет. Металл доспехов иногда покрывался черной, багровой или рыжей краской от ржавчины (но Почетная артиллерийская рота Лондона в 1638 г. выставляла людей «полностью защищенных в белых нагрудниках»; в составе роты, что любопытно, были солдаты с небольшими круглыми щитами тарчами – такие, возможно, использовались в личной страже генералов). На наспинной части кирасы Маркхэм советовал устроить крюк ниже пояса, куда вешать на марше свой шлем, к которому для этой цели приделывалось небольшое железное кольцо.
    Такое снаряжение спасало от пистолетной пули (для чего доспехи проверяли еще в мастерской), но не от выстрела из мушкета: еще в 1594 г. было замечено, что такого рода латы пробивают с 200 шагов, а обычный доспех – с 400 шагов. Но на марше пехота по-прежнему была «заключена» в тяжкий груз своих, в общем-то, бесполезных доспехов. Поэтому к 1642 г. начали избавляться сначала от горжета, а со временем и от набедренников – вместо них Монк рекомендовал пикинерам крепить к мундиру крючками более надежные и удобные кожаные пояса (шириной 20 см) и надевать кожаную перчатку на левую руку. Хотя Армия Новой Модели заказала в первый же год 1100 нагрудников и шлемов, ко времени решающей битвы при Нейзби (1645 г.) пикинеры некоторых полков могли полностью отказаться от лат, сохранив, однако, шлемы.
    В последующие годы Армия Новой Модели и вовсе забросила доспехи. Армия Кромвеля во Фландрии (6000 солдат в 1657 г.) обходилась без кирас, хотя командующий контингентом в 1658 г. предлагал выдать 12-15 сотен шлемов и нагрудников пикинерам для несения караулов и на смотрах. В 1671 г. сэр Джеймс Тернер писал об английской армии, что «их головы и тела обнажены», за исключением кожаного колета, да и то не всегда. (Тернер советовал вернуть не только классический доспех, но и наручи, которые даже Маркхэм отвергал; интересна аргументация – путь доспех не выдерживает пистолетную пулю, «но он воодушевляет тех, кто носит его».) «Когда мы видим батальоны пикинеров, мы видим их повсюду обнаженными, разве что в Нидерландах, где некоторые, но лишь некоторые роты, представляют древнее воинство». К 1652 г. Армия Новой Модели временно отказалась и от пик: «Ирландская пехота сошлась на удар пиками [так назывался бой между пикинерами] с нашей пехотой, которая не имела пик, но готова была отбиваться прикладами своих мушкетов». Но после Реставрации пики были возвращены и продержались на вооружении до 1705 г.
    Шпага пикинера – «добрая, острая и широкая шпага», ножны с железной оправой (Маркхэм); «добрая прочная рапира, не очень длинная, с ремнем» (Монк). В действительности, то было дешевое и короткое оружие, больше пригодное, по словам Монка и Тернера, для уличных драк и угрозы гражданским либо для рубки хвороста (где ломалась до половины более длинных шпаг). 
    При штурмах для очистки зданий иногда использовались ручные гранаты. Так, де Гомм, описывая штурм Бристоля, писал: «И бросили 9 ручных Granadoes в изделие [т.е. укрепления]»; и далее – «Он выслал вперед лейтенанта из полка полковника Стрэдлинга с 30 мушкетерами, 6 огневыми пиками и столь же многочисленными ручными гранатами». Монк советовал ставить гранатчиков на флангах каждого блока пикинеров.
    В начале XVII в. пехотные роты состояли из мушкетеров и пикинеров в приблизительно равном соотношении. Так продолжалось недолго. Тернер комментирует: «Но равенство по большей части существовало недолго…, ибо очень скоро мушкетеры потребовали две трети и получили их, оставив лишь одну треть пикинерам, которую по большей части они удержали». Большинство военных теоретиков 1620-1630-х гг. настаивало на том, чтобы каждая рота поровну делилась на пикинеров и мушкетеров (Маркхэм, Томас Келли, Бэрифф и др.), и части ополчения все еще экипировались в подобном духе к началу Епископских войн (1639 г.). Представление о вооружении английского ополчения (Trained bands) до войны дает неполная роспись оружия собравшихся в 1635 г. ополченцев Тичфилдской сотни: 18 пикинеров (Corseletts), 37 мушкетеров, 8 пионеров (невооруженные ополченцы) при капитане, лейтенанте и 5 прапорщиках. Кроме того, еще 48 были годны к службе с мушкетом и 12 – с пикой. В списках запасных находились не менее 51 человека. Наконец, когда в феврале 1637 г. состоялся последний полный сбор ополчения графств до войны, на нем присутствовали 54517 мушкетеров и 39081 пикинер. Т.е. на каждых три мушкетера приходилось в среднем 4 пикинера. Хотя, конечно, по отдельным местностям соотношение колебалось от 1:1 (в Лондоне, например, и в ряде валлийских графств), до 2:1 (скажем, Бакингемшир) и даже 5:1 (1649 мушкетеров и 326 пикинеров Пяти Портов), а в Суррее пикинеров вообще было больше, чем стрелков.
    Но пика по-прежнему была необходима пехоте при отражении кавалерийских атак. Контракт для вооружения шотландской пехоты в июле 1642 г. говорит о соотношении 3:2 (6000 мушкетеров на 4000 пикинеров), и так же, вероятно, обстояло с делами в Англии. Однако к концу года утвердилось соотношение 2:1, ставшее стандартом для армий Гражданских войн, а потом и Новой Модели («Наши роты состоят из 100 человек, две части мушкетеры, а третья пикинеры», писал Элтон в 1650 г.). В октябре агентам парламента поручено закупить в Голландии и во Франции 12000 мушкетов, столько же подставок (в реальности пехота редко использовала их на войне), 6000 пик и 6000 полных комплектов доспехов. К началу октября приобрели соответственно 2690, 3956 (!), 5580 и 2331 экземпляров. А к концу марта 1643 г. закуплено было также 19513 бандельеров (свыше половины их имели плакированные оловом трубки для зарядов) и 21189 шпаг, еще 3346 мушкетов и 599 комплектов защитного вооружения пикинеров.
    В результате (учтем запасы Тауэра и лондонских ремесленников) большинство полков армии Эссекса уже осенью 1642 г. было неплохо вооружено, причем соотношение мушкетов и пик составляло от 1:1 до 2:1, и последний вариант окончательно утверждается в 1643 г. для всей пехоты Эссекса. Бандельеры с плакированными оловом зарядами (такие считались более безопасными, чем обычные деревянные) предназначались для полка лорда Брука, но почему-то были переданы все в старший полк армии, регимент Лорда-Генерала (Эссекса). Каждый солдат армии тогда получил шпагу с ремнем и ножнами, и большинство пикинеров были в полном доспехе (шлем, двойная кираса, горжет и набедренники). Эдвард Харли, набирая свой полк для парламента в 1643 г., должен был 2/3 его составить из мушкетеров. Также известно, что в сентябре 1644 г., после Лостуитила, когда вся пехота Эссекса была экипирована заново, соотношение стрелков  и пикинеров достигало уже 6:1! В лейб-гвардии Томаса Ферфакса пикинеров не было вообще, а в лондонском ополчении две роты Желтого Вспомогательного полка на сентябрь 1643 г. включали 112 мушкетеров и только 20 солдат с пиками (но Красный полк Лондона включал тогда 1084 мушкетера и 854 пикинера).
    Сэр Ричард Балстрод отмечает, что при Эджхилле королевской армии крайне недоставало оружия (несмотря на частные оружейные, местные запасы ополченцев и закупку в Голландии 800 мушкетов, 1000 пистолетов и 200 шпаг). Часть солдат «не имели оружия, кроме вил и тому подобного инструмента», многие пехотинцы были только с дубинками. Поэтому среди роялистов более привычным было соотношение пик и мушкетеров в 1642 г. как 1:1. И к началу кампании 1643 г. Оксфордская армия испытывала сильную нехватку вооружения. Даже в Лейб-гвардии (личном полку короля!) только 190 солдат были вооружены, а 210 были либо вовсе безоружны, либо чуть ли не с дубинками, доносил 1 февраля генерал-майор-сержант сэр Джейкоб Эстли! Две тысячи валлийских новобранцев королевской армии в 1643 г. как раз и были экипированы дубинами!
    Когда в феврале 1643 г. королева Генриетта высадилась в Бридлингтоне с грузом оружия на 10000 человек из Голландии, положение могло исправиться к лучшему. Голландские поставки продолжались и впоследствии – в 1645 г. в Фолмуте выгрузили 6040 мушкетов, 2000 пар пистолетов, 1200 карабинов, 150 шпаг, фитиль и сера в большом количестве. Другим источником снабжения была Дания – в 1643 г. парламент перехватил плывшую оттуда партию в 2977 мушкетов, 493 пистолета, 3040 шпаг, 3000 шлемов, 1500 пик, 3000 подставок под мушкеты и 990 связок фитиля. (Сам парламент также закупал оружие в Голландии (например, армия Восточной ассоциации в 1644 г.), а также активно пользовался трофеями – 4500 мушкетов и 800 пик достались парламентариям на поле боя при Марстон-Муре.)
    Судя по документам на выданное с февраля по апрель 1643 г. снаряжение (110 мушкетов и 212 пик), соотношение мушкетеров и пикинеров в Лейб-гвардии короля, как и в других роялистских полках того времени, нередко превышало стандартные 2:1 и равнялось 2:3, возможно 1:2. Несомненно, это было связано с тем, что пики было сравнительно несложно производить на месте, тогда как мушкетов «не хватало». Пики получили «длинные древки пичные» (длиной 15,5 футов) с «длинными» четырехсторонними наконечниками. Однако, 30 апреля 1644 г. выданы 132 мушкета с бандельерами и 68 «длинных пик» (всего в полку тогда было примерно 350 солдат). Однако все это относится к полевым полкам, гарнизонные же части и формирования провинциальных армий зависели только от местных запасов, почему состояние их снаряжения варьировалось от идеального до пародии на него.
    В Ирландии, в Ольстерской армии Католической конфедерации Оуэна Роя О’Нила, видимо, предпочитали соотношение пикинеров и мушкетеров как 1:1. Пики были длиннее английских, и наконечники на них тоже были меньше, чем у британских пикинеров. При Бенбурбе в 1646 г. ирландцы разбили шотландцев еще и потому, что их пики были длиннее «на фут или два». Ленстерская армия Конфедерации предпочитала соотношение 1:2, но его не всегда удавалось выдерживать из-за дефицита мушкетов и однажды, вероятно, перешли на роты, полностью вооруженным древковым оружием. Ирландцы на службе Монтроза при Типпермуре (1644 г.) не имели ни шпаг, ни длинных пик, ограничиваясь, видимо, мушкетами и полупиками, но пикинеры у них все же были, вопреки некоторым авторам.
    Английские офицеры на голландской службе в 1637 г. носили «легкий доспех, не пробиваемый из пистолета», шлем и пику (капитан), доспех и протазан (лейтенант), доспех и пику (прапорщик). Уорд в 1639 г. советовал прапорщику носить бригандину и шпагу. В 1650 г. капитан нес полупику, а лейтенант протазан. Однако, принято считать, что каждый английский офицер был вооружен шпагой и протазаном (украшенным кистью), клинок которого у капитана полагалось золотить. Старшие офицеры нередко освобождались от доспехов перед боем. Так, полковник Хатчинсон при штурме Шелфорд-Хаус в 1645 г. «снял очень хороший комплект лат, который у него был, который, будучи непробиваемым из мушкета, был таким тяжелым, что он разгорячил его, и невзирая на уговоры друзей, остался лишь в своем колете». Сержанты были вооружены алебардами длиной, вероятно, около 8 футов. Разновидность алебарды, билль, могла выдаваться простым солдатам в отсутствие другого оружия – еще в 1681 г. она использовалась в гарнизоне Танжера.
    Шотландская пехота ковенантеров не носила защитного вооружения (за исключением рот алебардщиков, образованных в 1647 г. при каждом полку – по 72 человека, в нагрудниках, наспинниках и шлемах). Все солдаты имели шпаги – или дешевые голландские (там же закупали и пики) импортные, с прямым клинком, сомнительного качества, или с кривыми клинками и рукоятями в виде птицы, местного производства. Горские палаши не применялись по той простой причине, что сами горцы вооружены были, главным образом, мушкетами, луками, копьями и кинжалами-дирками. Соотношение мушкетеров (обычно с голландскими мушкетами) и пикинеров в 1644 г. в полках Графа-Маршала и лорда Гордона равнялось уставным 2:1, но не все части были столь хорошо экипированы. Так, в полку графа Туллибардина на смотре в Ньюарке (1646 г.) оказалось только 3 мушкетера на каждые два пикинера. А полк сэра Уильяма Форбса в 1639 г. был полностью экипирован за счет запасов старого оружия, конфискованного у местных жителей – аркебузы, мушкеты, заржавленные шпаги, копья без наконечников. Иногда нехватку пик пытались возместить, вооружая ополченцев Лохаберскими секирами (вид оружия, популярный в Шотландии). Обозники имели шпагу и полупику (1648 г.).
    Часовые обычных частей и, в 1648 г., небольшой Абердинширский полк сэра Александра Фрейзера из Филорта были вооружены кремневыми мушкетами. В 1650 г. при Данбаре дневная атака Кромвеля застала всю шотландскую пехоту с израсходованным во время ночного ожидания боя фитилем (генерал-майор Холберн даже отдал приказ всем мушкетерам, кроме двух в каждой роте, потушить фитили, дабы сохранить их). И только два полка бригады Кэмпбелла из Лоуэрса – Александра Стюарта и сэра Джона Хэлдейна из Гленеггиса, полностью экипированные кремневками, смогли дать ему отпор. Боеприпасы носили в бандельере – обычно с дюжиной (отсюда его прозвище – «Двенадцать Апостолов»), иногда с 14 (либо, возможно, даже 16) зарядами на ремне. В 1640 г. полк Роберта Монро получил бандельеры с 8, 9, 10 и 11 зарядами – прочие, вероятно, были утрачены, поскольку всего двое или трое солдат раздобыли «полные бандельеры». Мушкетные подставки в документах не упоминаются, а «свиные перья» (разновидность рогаток) использовались в качестве преграды от конницы. У англичан эти «перья», также именуемые «шведскими» (кол 1,5 или 1,8 м длиной с наконечником от пики на каждом конце) втыкались наподобие частокола или использовались в качестве короткой пики. Невзирая на рекомендации Монка и Тернера, это оружие никогда не стало популярным в армии.
    В шотландских же источниках находим удивительно полный перечень предметов солдатского походного быта. Столовые горшки, кастрюли и деревянные клепаные ведра, «колпачки» (чашки для каши), тарелки и ложки. Большую часть этого перевозили на вьючных животных, что до остального – частью несли в пледе (горцев обвиняли в утаивании подобным образом своей добычи), иногда в холщовом или кожаном ранце. С другой стороны, в английских армиях этого времени практически нет свидетельств о покупке кухонной посуды или даже палаток. Некоторые источники сообщают об одном большом столовом горшке на роту.

    Кавалерия
    На сбор кавалерии ополчения 1637 г. явилось 5239 всадников (тогда как пехоты было 93718 человек!). Это были легкоконники (787), копейщики (327), кирасиры (1251), аркебузиры (1270) или карабинеры (30) и драгуны (86). Хотя аркебузиры (они считались легкой кавалерией) составили лишь 1/4 ополченцев, именно они стали основным типом кавалериста Гражданской войны и Армии Новой Модели. В 1629 г. в их снаряжение входили нагрудник за 9 шиллингов, наспинник за 7 шилл., горжет за 3 шилл., и шлем (с нащечниками и забралом из одной решетки) за 11 шиллингов. Пара пистолетов с кремневым замком стоила 2-3 фунта, кремниевая аркебуза – 1 фунт 16 шиллингов (с ремнем и прочим снаряжением), карабин – 1 фунт.
    В 1644 г. офицер парламента Джон Вернон описывал вооружение аркебузира: «Его оборонительное оружие только открытая каска или шлем, наспинник и нагрудник с кожаным колетом под его оружием; его наступательное оружие – хорошая аркебуза [или] карабин, висящий на его правом боку на вертлюге, пороховница и лядунка, и ключ, и хорошие кремневые пистолеты в кобурах. У его седла добрый крепкий остро наточенный меч, и добрый чекан [боевой молот] в его руке, хорошая высокая лошадь высотой 15 полных ладоней, сильная и подвижная…». В том же году Джордж Монк добавил, что защитное вооружение кавалериста «шлем с тремя небольшими железными решетками для защиты лица, наспинник и нагрудник; все три непробиваемые из пистолета; перчатка для его левой руки и хорошая длинная кожаная перчатка. Двойной кожаный кушак около восьми дюймов шириной, который носится под полами его дублета». Оружие – «карабин, или мушкетный ствол длины ствола карабина», с кремневым замком; пара пистолетов, длинная рапира и ремень. Ранее Крузо («Военные инструкции для кавалерии», 1632 г.) дает описание защитной экипировки аркебузира: «(Кроме хорошего кожаного колета) он должен иметь нагрудник и наспинник кирасирского доспеха, более чем непробиваемые из пистолета, шлем».
    Эти отрывки можно сравнить с набором предметов, выдаваемых кавалерии Армии Новой Модели в 1645/1646 году. «Две сотни шлемов с тремя перекладинами английских» (по 8 шиллингов), «59 карабинов полного калибра и проверенных с вертлюгами» (по 12 шиллингов 9 пенсов за штуку), «820 [плечевых] карабинных ремней из хорошей кожи и прочные пряжки согласно образцу» (по 8 пенсов), «500 патронташей». А также «две сотни пар кремневых пистолетов полного калибра и проверенных, с кобурами из опойка внутри и снаружи, хорошо сшитыми и смазанными жиром» (20 шиллингов 4 пенса за пару – обычно пистолеты обходились в 18-26 шиллингов), «две сотни лат наспинных [и] нагрудных и шлемов» (по 20 шиллингов за комплект), «шпаги и ремни» (по 4 шиллинга 8 пенсов). Доспехи после изготовления испытывали на прочность, и многие нагрудники несут на себе след пули.
    Роялистов нередко изображают без лат, однако ряд документов опровергают подобные утверждения. Так, 14 декабря 1642 г. роте капитана Джерарда Крокера выдали 33 двусторонних кирасы, 33 шлема, пару наручей, две краги (видимо, имеются в виду встречавшиеся тогда железные перчатки с металлическими же крагами до локтя, защищавшие левую руку, державшую уздечку), 13 пар кобур и 25 горжетов. (Конная Лейб-гвардия короля в январе 1643 г. тоже получила горжеты в придачу к шлемам и двусторонним кирасам.) Однако, всего капитан запрашивал 44 комплекта защитного вооружения для всадников, да и некомплект латных ошейников и кобур означает то, что королевские войска питали определенную нехватку доспехов.
    Поэтому в кавалерии Первой Гражданской войны можно было встретить и металлические шляпы, бургонеты, средневековые салады (один такой, с металлическим козырьком в стиле гражданских войн, хранится ныне в Тауэре), шлемы-морионы елизаветинских времен, и прочие семейные реликвии «времен Очаковских и покоренья Крыма». Но самый популярный шлем Гражданской войны и Армии Новой Модели – «открытый спереди» вариант, с козырьком и назатыльником и обычно с присоединенной к козырьку решеткой из одного-трех (три пластины более характерны для изготовленных в Англии шлемов, один – для импортных) прутьев, закрывающих лицо. Этот круглый шлем (порой с наушами) был известен как pot («горшок»).
    Под кирасой (поверх нее иногда надевали верхнее платье), а иногда и вместо нее всадник часто носил прочный колет из толстой бычьей кожи (бледно-желтого оттенка), обычно с широкими рукавами, а то и безрукавный, нередко с воротником-стойкой. Его длинные полы укрывали не только верхнюю часть ноги, но и седло. Колет часто усиливался кусками кольчуги там, где кираса не могла предоставить защиту. Колеты из Литлкоут-Хауз (примерно 1649-1660 гг.) состоят из четырех панелей с широкими заходящими друг на друга полами. Толщина кожи варьируется от 0,06 дюйма до 0,22 дюйма, вес колета составляет 4 фунта 4 унции – 7 фунтов 8 унций. Небольшой стоячий воротник пробит дырочками для пригонки тесемок и пуговиц для застежки. По фронту колет застегивается на 8 пар крючков, а 14-34 отверстия (в среднем по 16) для тесемок, которые завязывались внизу и вверху только для декоративного эффекта. Корпус колета подложен тонким холстом, между ним и кожей – слой грубого полотна. Колет, похоже, шился согласно размерам будущего носителя. Все колеты выкрашены (по окончании изготовления) охрой снаружи и изнутри повсюду, разве что под подкладкой – эта часть осталась натурального цвета кожи. Другие образцы колетов демонстрируют более сложный покрой. Куски кожи при этом пришивались, но не заходили друг на друга. На колете полковника Брука «двойные» рукава – это могла быть двойная одежда: верхний колет из толстой кожи, со своим небольшим воротником, рукавами ниже локтя и полной юбкой, и внутренний колет – из более тонкого материала, с воротником, но с полными рукавами и длиной до талии, где он был вшит во внешний колет. На колете майор Сандерса высокий воротник-стойка, а «верхние» рукава по краю с зубчатой каймой.
    В августе 1642 г. 53 колета стоимостью 1 фунт 18 шиллингов каждый были поставлены роте парламентариев, а в 1646 г. полковник Торп получил три колета по цене от 4 фунтов 10 шиллингов до 1 фунта 10 шиллингов.
    Для защиты ног от ударов шпаги Монк рекомендовал носить ниже кирасы кожаный кушак из двойной буйволиной, бычьей или воловьей кожи примерно восемь дюймов шириной, «который должен носиться под полами его дублета и пристегиваться к его дублету, и шиться так, чтобы они могли присоединяться друг к другу».
    В Армии Новой Модели со временем, похоже, проявилась тенденция к отказу от кирас и шлемов. Монк писал: «Поскольку защитное вооружение всадников и пикинеров было весьма незначительным в то время, я так понимаю, что солдатский долг идти в поход, чтобы победить, а не быть убитым; и я должен обратить внимание наших молодых кавалеров на то, что люди не носят лат не потому, что они напуганы опасностью, а потому что они не боятся этого». В 1654 г. большинство конных полков в Шотландии не было обеспечено кирасами, но Монк с успехом экипировал их латами и шлемами для похода, а после его завершения забрал обратно. По обычаю, в период Протектората, когда полк отправлялся из Англии на службу в Шотландию, его защитное вооружение оставалось на хранении в Тауэре, и при необходимости выдавалось кавалеристам с шотландских складов. Впрочем, часто конникам позволяли оставить при себе шлемы, причем иногда даже кирасы выдавались половине полка, но шлемы – всем. Отмена защитной экипировки зашла столь далеко, что в июле 1658 г. полк У. Локхарта уплыл во Фландрию вообще без оружия, исключая шпаги! Прибыв на место, Локхарт писал Турло, упрашивая его «отдать приказ, дабы они могли быть тотчас быть обеспечены пистолетами и карабинами; защитное вооружение может еще немного подождать, если только оно не в полной готовности».
    Несмотря на то, что большинство кавалеристов Гражданских войн именовались «аркебузирами», на вооружении у них состояли и карабины. Джервез Маркхэм в 1625 г. считал, что  у кавалериста должна быть «аргобуза» (sic!) длиной 39 дюймов (99 см), «и калибр из 20 пуль на фунт» (44 на 1 кг). Но Джон Крузо (1632 г.), Роберт Уорд (1639 г.) и Вернон (1644 г.) ратовали за более легкую и короткую «аркебуззу» (sic!) – 2,5 фута (76 см) длиной, «калибр приходится из 17 пуль в фунте». (По словам Крузо, единственное отличие карабинера от аркебузира это карабин, у которого 24 пули на фунт; то есть, 37 и 53 пули на 1 кг соответственно; впрочем, мысли Крузо, конечно, чрезвычайно интересны, но всякий раз должны проверяться на основании реальных документов того времени.) Монк в 1644 г.: «Карабин, или мушкетный ствол длиной со ствол карабина, снабжен кремневым замком: который я считаю намного лучшим, чем карабин для службы». Правительство в 1630 г. требовало длину ствола в 2,5 фута с калибром из 24 «закругленных» пуль на фунт. В 1638 г. упоминается карабин с кремневым замком, носившийся на вертлюге ремня, ствол его длиной 2 фута 6 дюймов, вновь упоминается о 24 пулях с фунта. Сохранившиеся до наших дней карабины, принадлежавшие, вероятно, парламентской коннице, имеют стволы длиной 21,5 дюйма и ствол (калибром 0,82 дм) немного больше, чем у стандартного мушкета (0,8 дм).
    Такой видный историк, как Ч. Ферт, полагал, что конница Восточной Ассоциации графа Манчестера (Железнобокие Кромвеля, например) в отличие от конницы Эссекса, не получала карабинов, и обходилась одними пистолетами. Скажем, Ричард Саймондс из Лейб-гвардии короля в своем дневнике отмечает, что во время стычки 24 августа 1645 г. с 4 ротами круглоголовых последние все имели двусторонние кирасы, шлем, «пару пистолетов, у офицеров больше». Однако, конница Новой Модели в 1645-1646 гг. карабинами частично все же была вооружена (заказ в 1502 карабина и 7650 пар пистолетов), включая даже офицеров. Наконец, и роялисты, предпочитавшие «голландскому образцу» парламентариев (стоя на месте встретить противника залпом и атаковать со шпагами – такая тактика удержалась до 1644 г.) атаку с холодным оружием в шведской манере (сохраняя пистолеты для преследования), тоже выдавали своим кавалеристам карабины. Конный полк Тайлдсли и Конная лейб-гвардия короля была вооружена ими, как, возможно, и Конная лейб-гвардия королевы. Впрочем, в начале войны огнестрельного оружия роялистам (у которых большинство рот экипировалось за счет собственных командиров) все же недоставало. Кларендон пишет, что «офицеры были счастливы, если им удавалось добыть старые наспинники и нагрудники и шлемы, с пистолетами и карабинами для двух или трех первых шеренг, и шпаги для остальных; себе … достав, помимо пистолетов и шпаг, короткий чекан». Также он описывает отряд в 800 всадников, где «немногие были вооружены большим, чем шпагой». Так, в декабре 1642 г. конный полк Эстона получил только пару кремневых карабинов, 4 карабина без замков, 13 ремней для карабинов, а также 18 шпаг без ножен и 6 шпажных ремней.
    В ходе Ирландской кампании конница часто использовалась в пешем строю, потому возникла необходимость в усилении ее огневой мощи. И в ноябре 1650 г. Государственный совет приказал выслать 3000 карабинов для английской кавалерии в Ирландии, «ибо без них войска не могут энергично преследовать врага, который летучими отрядами (которые наша пехота не может догнать) нападает на квартиры и совершает частые убийства и ограбления, и конница из-за нужды в карабинах не может в ущельях и болотах производить такие разрушения, какие может». Ранее подобный эксперимент провели в Западной Англии. Совет 6 июня 1650 г. решил «выдать конному полку полковника Десборо 300 наспинников, нагрудников и шлемов; и поскольку число пехоты в тех районах невелико, 300 карабинов и ремней для кавалеристов, посредством чего они смогут делать свое дело или тому подобную службу». В январе 1651 г. генерал-лейтенанта конницы Ладлоу сопровождала в Ирландию рота в 100 конников со шпагами, пистолетами, в латах и с «мушкетонами». На время кампании в Шотландии (1653-1654 гг.) конные полки, находившиеся там, получили карабины или кремневые мушкеты. Наконец, в армии Монка конница тоже располагала огнестрельным оружием – современник отметил, что в феврале 1660 г., в двух его конных полках, вступивших в столицу, каждый второй имел карабин сбоку, кроме шпаги и пары пистолетов.
    Кавалерийские пистолеты того времени иногда были колесцовыми (сложными и склонными заедать, к тому же – недешевыми, по меньшей мере на 1 фунт дороже кремневых), но чаще снабжались разными формами кремневого замка, более дешевого и простого в обращении. Парламентарии были вооружены именно кремневыми пистолетами отечественного производства, тогда как роялисты экипировали свои войска преимущественно колесцовыми образцами неважного качества, завезенными с континента, например, из Голландии. Так, принц Руперт в октябре 1642 г. заказал 30 пар кобур, столько же лучших ключей и лучших пороховниц, а также 100 формочек к пистолетным пулям для вооружения своей роты.
    В 1630 г. Военный совет настаивал, чтобы пистолеты имели стволы 18 дюймов длиной, но описания импортных французских пистолетов времен гражданской войны говорят о длине ствола в 26 дюймов, т.е. они были слишком длинными, чтобы их можно было засунуть в английские кобуры. Крузо рекомендует длину ствола в 46 см и 44 пули на 1 кг, Маркхэм же предпочитает 66-см стволы и 79 пуль на кг, что явно чересчур. Стандарт, принятый после Реставрации, равнялся 14 дюймам. Тернер пишет о 2 футах для самых длинных и 16 дюймах для самых коротких. В качестве экзотики отметим роту валлонов в Эссексе (1648 г.), вооруженных пистолетами, у которых ствол – с раструбом – мог вместить по семь пуль!
    Впрочем, какой бы ни была длина ствола, пистолет использовали только в ближнем бою, как из-за неточности стрельбы, так и по причине малого калибра. Чтобы пробить кирасу противника, приходилось поднести к ней вплотную свое оружие. Но и это не всегда помогало. Роялистский капитан Ричард Аткинс описывает бой с кирасиром парламента (сэр Артур Хэслридж) при Раундуэй-Даун: «Он разрядил свой карабин первым, но на расстоянии, не повредив мне, а потом один из своих пистолетов, до того, как я подошел к нему, и оба раза промахнулся. Затем я тотчас же напал на него, и коснулся его перед тем, как я разрядил мой [пистолет]; и я уверен, что я попал в него, ибо он пошатнулся, и тут же выскочил из своего отряда и побежал. Через 120 ярдов я подошел к нему и разрядил в него другой пистолет, и я уверен, что я попал в его голову, поскольку я коснулся ее перед выстрелом». Но как ни старался Аткинс, а потом и капитан Бэк («тоже разрядил в него пистолет, но с тем же успехом, что прежде»), сэр Артур (о его доспехах см. ниже) остался цел и невредим и даже не попал в плен.
    Для боеприпасов (пороховой заряд в бумажном патроне считался плохой заменой другим способам содержания и дозировки черного пороха) Вернон рекомендовал аркебузиру иметь лядунку и пороховницу: «А если вы употребляете патроны, вы должны найти в вашей лядунке (Carttreg case) обточенную деревянную булавку, которую вы должны взять, обрезать клочок бумаги примерно шире, чем булавка в длину, и обмотать бумагой булавку, затем скрутить один конец бумаги и заполнить ее почти всю порохом, потом положить пулю поверх пороха, скрутить этот конец тоже, затем положить в вашу лядунку». Однако, Вернон отстаивал и использование пороховницы, поскольку из патронов на конской рыси «высыпается весь порох». Крузо и Маркхэм советуют всаднику заряжать из пороховой фляжки, но иметь про запас не менее шести готовых патронов с собой. Тем не менее, в счетах Новой Модели значатся заказ 2200 «патронов» и 700 патронташей, а также 1200 патронных лядунок для драгун – но в тот же день заказали сходное число карабинов и ремней, поэтому возможно, что и лядунки предназначались для конницы. Внешний вид и устройство лядунок неизвестны, но они могли напоминать образцы XVI в.: «полукруглые» металлические коробки с деревянной основой, просверленной для помещения туда шести патронов.
    Холодным оружием служила прочная прямая рубящая шпага (или «палаш» с эфесом в виде половинки корзины) на перевязи через плечо, хотя в первые месяцы войны, по словам Тернера, использовались и традиционное оружие джентльмена – рапиры; про сабли ровным счетом ничего не известно. Чекан был символом должности у Джентльменов-наемников (конной гвардии короля), но изредка появлялся и в обычной роялистской коннице (см. выше).
    Хотя среди формирований довоенной конницы ополчения встречались копейщики, современник (укрывший под инициалами J.B.) отметил в 1661 г., что копья в коннице «теперь обычно отменены и не использовались вовсе в наших последних Гражданских войнах, разве что у герцога Гамильтона было немного их, когда он вторгся в Англию в 1648 году, но их копья были лишь полупиками, и их защитное вооружение было весьма скудным, так что они не очень пригодились им тогда». Но копьями была вооружена часть шотландской конницы. При Марстон-Муре эскадрон полка лорда Балгони пробился к победоносной кавалерии Кромвеля на левом фланге, ибо «будучи копейщиками, они атаковали вражеский полк пехоты и обратили его весь в бегство». Вооружение шотландцев в 1639 г. описано как состоящее из «карабина в руке, двух пистолетов сбоку [видимо, заткнутых за голенища сапог] и еще двух у седла»; но позднее требовались только пара пистолетов «большого калибра» (пули мушкетные) и шпага. В 1644 г. шотландцы требовали 1000 пар кремневых замков, «потому что оружие наших всадников ежедневно выходит из строя или теряется». Правительство требовало вооружать пистолетами один эскадрон (т.е. половину полка), а второй – копьями. Но всю кавалерию, набранную в 1650 г., велено было не снабжать кирасами и вооружить пиками (некоторые из старых частей, однако, сохранили огнестрельное оружие – полк генерал-лейтенанта Дэвида Лесли, например), и еще в 1648 г. соотношение копейщиков было выше, чем в прежних кампаниях. И в стычке при Муссельбурге передняя шеренга шотландской кавалерии состояла из копейщиков, обративших в бегство всадников Кромвеля (1650 г.).
   В Ирландии, после печального опыта столкновений с копьями конницы шотландского контингента в Ольстере, мятежная конница графа Кэслхэйвена в конце концов отказалась противостоять им, пока ее не обеспечат доспехами. Два первых ряда ирландских всадников были снабжены защитным вооружением, и Оуэн Рой по той же причине вооружил свои кавалерийские полки пистолетами (4 роты) и копьями (1 рота). Любопытно отметить, что сами шотландцы в большинстве случаев обходились одними шлемами (либо «стальными шапками», т.е. морион или кабассет) и колетами; летом 1651 г. шотландской кавалерии досталась привезенная из Швеции партия доспехов, выгруженная близ Данди. Не имея зачастую кирас (невзирая на требования 1640-х гг. об их наличии) и восседая на маленьких, легких и слабых конях, они поневоле были вынуждены делать основной упор на скорость и маневренность копейщиков как единственную возможность хоть как-то противостоять «железной стене» английской кавалерии. В противном случае, шотландцы «никогда не смогут выдержать атаку или сдержать удар вражеской конницы».
    Крузо описывает доспех кирасира: закрытый шлем с забралом, горжет, кираса, усиление нагрудника (поверх кирасы), наплечники, наручи, металлические перчатки, набедренники, наколенники, юбка панциря, меч с поясом, колет под латы, кремневые пистолеты у седла (ствол 18 дюймов длиной, калибром 20 пуль на фунт) и копье длиной 18 футов. Но кирасиры в Англии практически не использовались. Полным доспехом кирасира обладали в годы Гражданской войны лишь немногие офицеры и джентльмены-рядовые (хотя все полковники, генералы и короли приказывали рисовать себя на портретах именно в таких рыцарских латах). Владельцы нескольких экземпляров могли жертвовать их в войска. Когда Ричард Аткинс формировал свою роту (60 кавалеристов) в январе 1643 г., «мастер Даттон отдал мне 30 стальных наспинников, нагрудников и шлемов, и два человека и лошади полностью бронированы» (как кирасиры?). Редкостью в Англии была лошадь, способная нести кирасира. Такой доспех был, конечно, очень дорогим (4 фунта 10 шиллингов в 1629 г., когда снаряжение аркебузира стоило всего 2,5 фунта), тяжелым (человек в нем «не мог без большого труда залезть на лошадь») и неудобным (Эдмунд Ладлоу едва не замерз в нем в ночь перед битвой при Эджхилле), но весьма надежным, хотя Иаков I заявил, что он спасает жизнь носящего его и не дает ему поранить кого-либо другого! При Эджхилле кирасир парламента, «бронированный с головы до ног» атаковал принца Уэльского (на портрете кисти У. Добсона юный принц сам показан в черном эмалированном кирасирском доспехе с позолотой) с братом, и ничего не могли с ним поделать, пока джентльмен-наемник Мэтьюс не «покончил с делом» ударом чекана. При Хоптон-Хит (19 марта 1643 г.) граф Нортгемптон спешился и был окружен врагами, но отказался сдаться, и был неуязвим для ударов в своих кирасирских латах, и погиб только от «удара алебарды по задней части его головы», когда «его шлем был хитро сбит ударом приклада мушкета».
    Но не считая отдельных немногочисленных богатых индивидов (король Карл иногда надевал полный кирасирский доспех, но не в бою, а по торжественным случаям, и принц Уэльский как-то появился в Йорке во главе конной роты, нося «очень курьезный позолоченный доспех»), лишь две кавалерийских части из кирасир служили в Первой Гражданской войне, и обе на стороне парламента. Это были рота Лейб-гвардии графа Эссекса (в ней и служил Ладлоу) и полк сэра Артура Хэслриджа. (Монк в своих заметках позднее вообще игнорировал кирасир, «потому что немногие страны могут позволить себе коней, пригодных для службы кирасирам»; следует опровергнуть как голословные утверждения о том, что кирасирское снаряжение получило всеобщее распространение к концу войны – как раз тогда кирасиры и исчезли.) Полк Хэслриджа, сообщает Кларендон, «был столь изумительно бронирован, что они были прозваны другой стороной полком раков, из-за их блестящих железных панцирей, в которые они были облачены, будучи идеальными кирасирами; они были первыми, вооруженными таким образом, с обеих сторон, и сначала произвели впечатление на конницу короля, которая, будучи без доспехов, не могла вынести столкновения с ними; кроме того, их не беспокоили удары шпагой, которая была почти единственным оружием других». Однако, за защиту пришлось платить отсутствием маневренности, и при Раундуэй-Даун полк Хэслриджа был разбит наголову, когда встретил атаку роялистов, стоя на месте! Сам сэр Артур был тогда еще «в кольчуге поверх лат и шлеме (я уверен) не пробиваемом из мушкета», и все усилия роялистов, атаковавших его, так ни к чему и не привели. Лишь когда его лошадь споткнулась, Хэслриджу пришлось сдаться, но его тут же отбили свои. Когда эту историю поведали Карлу I, король изрек: «Будь он так же снабжаем припасами, как укреплен, он мог бы выдерживать осаду в течение семи лет!».

    Драгуны
    Маркхэм в 1625 г. рекомендовал драгунам (которых он явно представлял кавалеристами) носить «открытый шлем с нащечниками, и добрый колет с глубокими полами» (оба пункта так и остались благим пожеланием). В качестве огнестрельного вооружения он советовал мушкет со стволом 16 дюймов длиной, с кремневым замком, носившийся на кожаном ремне через правое плечо. Также драгун должен был носить ремень с пороховницей, ключом и сумочкой для пуль, и шпагу (видимо, более короткую, чем в коннице). В реальности драгуны Гражданской войны вооружались шпагами и мушкетами на ремнях, «со стволом несколько шире обычного, висящим на ремне на вертлюге сбоку», по словам Вернона (обычно мушкет кремневый). Пистолетов не было (разве что у офицеров – подполковник парламента Джеймс Карр в 1643 г. располагал карабином и тремя парами пистолетов). Однако, драгунские роты Восточной Ассоциации снабжались шпагами, пистолетами с кремневыми замками и мушкетами на крюках. Еще один военный теоретик в 1649 г. предлагал «кулеврины и пороховые фляжки», плюс «свиные перья» в количестве двух – каждое длиной 142 см, с наконечником в 15 см.
    Поскольку драгуны, ездящая пехота, воевали прежде всего в пешем строю (но при случае атаковали и верхом), Монк рекомендовал мушкеты с кремневыми замками, и драгуны Новой Модели обычно снабжались ими (с перевязями на крюках в 1649 г.). Так, в счетах за июль 1645 г. указано «200 драгунских мушкетов с кремневыми замками по 15 ш. 6 п. за штуку». В декабре закупили 1000 кремневых «драгунских мушкетов», длиной по 4 фута. В январе 1646 г. для драгун Новой Модели заказали 1200 лядунок, «из прочной пластины, крытых черной кожей, из них 700 полукруглых, а остальные 500 двойные», а также 1000 карабинных ремней «из доброй кожи», с пряжками, и 700 ремней на лядунки. Полагают, что лядунки все же предназначались для конницы (или это набрюшные сумы для пехоты?), а драгуны обходились бандельерами. Но нет никаких упоминаний о выдаче драгунам бандельеров.
    Хотя драгун старались вооружать кремневым огнестрельным оружием (они всегда стояли в пикетах и караулах), роялистам нередко приходилось отказываться от подобного принципа. Так, в расписке от 21 ноября 1642 г. читаем: «Выдать полковнику Эд. Грею для его драгунского полка двенадцать мотков фитиля, четыре бочонка пороху, два бочонка пуль для мушкета и два для карабина». Т.е., речь идет о карабинах и фитильных мушкетах. В декабре 1642 г. Военный совет короля в Оксфорде приказал всем мастерским производить мушкеты для драгун, длиной только 3 фута. Со временем роялистские драгуны начали переходить на кремневые мушкеты – 30 кремневок выдали драгунам принца Руперта в ноябре 1644 г.
    Крузо в 1632 г. советовал вооружать драгун, помимо фитильных мушкетов, еще и пиками с кожаными темляками посередине древка. Другие военные теоретики тоже говорят о полупиках драгун. Но J.B. отметил в 1661 г., что «в этих наших Английских войнах было замечено, что драгуны редко использовали пики». (Возможно, за исключением шотландцев – полк Фрейзера, например; кстати, шотландские драгуны обычно имели фитильные, а не кремневые, мушкеты с бандельерами, а за голенища сапог затыкали пистолеты.) В 1643 г. полковник драгун принца Руперта Джон Иннз временно сдал на склад 39 мушкетов и 39 «пик» его заболевших солдат, но Иннз также был генерал-адъютантом пехоты, да и потом (1643-1644 гг.) он получал для драгун Руперта мушкеты, но не пики.
    В качестве экзотичного оружия отметим охотничьи ружья, дубины и серпы, а также вилы и цепы парламентских «драгун Мурлэнда», образованных в районе Лика.

    Литература:
    Asquith S. New Model Army 1645-60. Osprey, 1981.
    Elliot-Wright P.J.C. Firelock Forces // Military Illustrated (MI). 1994. № 75.
    Firth C.H. Cromwell’s Army. L., 1921.
    Gush G. Renaissance Armies 1480-1650. S.l., 1982.
    Haythornthwaite Ph.J. “Lobsters”: 17th century cuirassiers // MI. 1992. № 51.
    Haythornthwaite P.J. The English Civil War 1642-1651: An Illustrated Military History. L., 1994.
    Honeywell C., Spear G. The English Civil War Recreated in Colour Photographs. L., 1993.
    Mungeam G.I. Contracts for the Supply of Equipment to the New Model Army in 1645 // Journal of Arms & Armour Society. 1969. Vol. VI. № 3.
    Reid S. Covenanters: Scots Infantry in the 1640s // MI. 1989. № 19.
    Reid S. Scots Armies of the English Civil Wars. Osprey, 1999.
    Reid S. Dunbar 1650: Cromwell’s most famous victory. Osprey, 2004.
    Roberts K. Soldiers of the English Civil War (1): Infantry. Osprey, 1989.
    Roberts K. Matchlock Musketeer 1588-1688. Osprey, 2002.
    Roberts K. First Newbury 1643: The turning point. Osprey, 2003.
    Roberts K., Tincey J. Edgehill 1642: First Battle of the English Civil War. Osprey, 2001.
    Tincey J. Soldiers of the English Civil War (2): Cavalry. Osprey, 1990.
    Tincey J. Ironsides: English Cavalry 1588-1688. Osprey, 2002.
    Tincey J. Marston Moor 1644: The beginning of the end. Osprey, 2003.
    Young P. The English Civil War Armies. Osprey, 1973.
    Использована общедоступная информация сети Internet.
 



Военная история. Статьи. Конспект варгеймера: Эквиты. Классификация гладиаторов.
Конспект варгеймера: Секутор. Классификация гладиаторов. Часть 2.
Конспект варгеймера: Ретиарий. Классификация гладиаторов. Часть 1.
Воинственные майя (военное дело майя постклассического периода).
М. Нечитайлов: Пельтасты армии Антигонидов (III – II вв. до н.э.)
Джулиан Лорриман. После Ганнибала.
Соколов О. В.: Ответ на ''рецензию'' книги ''Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа, 1799-1805''
М. Бостриков: «Знамена балтийских славян VIII-XIIвв.»
М. Нечитайлов: Армии Английских гражданских войн: Униформы.
А. Куркин: Рецензия на статью М. К. Чинякова «Бургундские ордонансовые роты. 1470-1477 гг.»
  Связанные ссылки
· Больше про Военная история. Статьи.
· Новость от Pipeman


Самая читаемая статья: Военная история. Статьи.:
Вооружение и снаряжение скифских воинов VI – IV вв. до н.э.

  Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.36
Ответов: 11


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


  опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




2004 (c1) eDogsCMS (aka edogs-Nuke) php-nuke 7.3 based. eDogsCMS (aka edogs-Nuke) written by O&S (aka edogs)
PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi. This is free software and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty for details see the license.
Web site protected by myNukeSecuRity, © Maxim Mozul, www.studenty.de
Открытие страницы: 0.052 секунды и 0 запросов к базе данных ! DB time is: