Поле боя     Архивы сайта    |     Наши форумы    |     Поиск    |     "Последнее на форуме"   
 
    "Поле боя"    |     Каталог файлов    |     Каталог ссылок    |     Управление профилем
  Навигация
· Главная
· О проекте

Военные игры
· Варгеймы
  · Правила
  · Статьи
  · Сценарии
  · Хроники
· Настольные игры.
· Игры по переписке.

Миниатюры и модели
· Масштаб 1:72
· Масштаб 1:100 (15мм)
· Масштаб 10мм
· Масштабы 25мм и 28мм

Мастерская
· Конкурсы
· Статьи
· Галерея

Военная история
· Статьи

Клуб «Поля боя»
· Пользователи сайта
· Наши Форумы
· Доска объявлений

Информаторий:
· Интернет-Новости
· Мероприятия
· Выставки и музеи
· Полезные ссылки
· Клубы и Магазины

Пользователю:
· Управление аккаунтом
· Личные сообщения
· Добавить новость
· Рекомендовать сайт
· Самое популярное
· Статистика сайта
  Поиск по сайту


  Авторизация
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
  

Rambler''s Top100 Рейтинг@Mail.ru

Автор: Фэнтэзи и Фантастика | Опубликовано: 27 Октября, 2008 | Разместил: Pipeman
Просмотров: 5828 | Голосов: 9 | Рейтинг: 4.44
 

    Мы знаем Максима Нечитайлова aka Недобитый Скальд, как автора многих работ по военной истории. И эта статья тоже посвящена военной истории, но истории не нашего мира, а величайшего из миров фэнтэзи - мира "Властелина Колец" Толкиена:

    "..В феврале 3019 г., в ходе Войны Кольца, Саруман, владыка Изенгарда и союзник Саурона, намереваясь захватить Рохан (поддерживавший Гондор), двинул свои войска к западной границе этого государства, реке Изен, которую защищали отряды рохиррим, воинов Рохана, под началом Теодреда, сына и наследника семнадцатого короля Марки Рохана, Теодена. В ходе битвы за переправу через реку, Броды Изена – первого сражения этой войны – войска Западной марки (1) были разгромлены, а их командир погиб..." - Недобитый Скальд.

   P.S. Данная статья из серии материалов, ранее публиковавшихся на сайте artoftactics.com,  и переносимых оттуда в связи со сменой формата этого проекта. Перенос материалов согласован с администрацией  artoftactics.com и с авторами материалов.



М. Нечитайлов aka Недобитый Скальд

Первая битва на Бродах Изена (25 февраля 3019 г.)

Возникновение образа

    Битва на Изене упоминается в черновиках (ИС, VII, 401) (2), сначала в разговоре Эомера (3) с Арагорном (в окончательном варианте, состоявшемся 30 февраля). Третий маршал Марки (точнее, еще ее Master – господин) говорит, что война с Саруманом идет «с лета» («много месяцев» – ВК, 436/II:38). Далее Эомер признается: «Даже сейчас далеко (отсюда) идет битва на Западной равнине (Westemnet), под тенью Изенгарда. Едва ли мы сможем удержаться» («Даже сейчас идет битва на Западной равнине, и я боюсь, что она может плохо закончиться для нас» – ВК, 437/II:39).
    Маршал мог говорить только о первой битве (поскольку вторая произошла только 2 марта). Печальный итог ее, заключаем из текста, ему не был известен. Хотя Эомер выступил из Истфолда около полуночи 27 февраля (ВК, 1092/III:373), а вести о гибели Теодреда пришли в Эдорас примерно в полдень 27-го (НС, 473), он мог еще не знать о них, пребывая в своем родном Алдбурге. Но, как значится в тексте «Неоконченных сказаний», обвинение, выдвинутое Гримой против Эомера, состояло в том, что маршал «знал о поражении у Бродов Изена и смерти Теодреда до того (выделено нами – М.Н.), как выступил в погоню за орками» и притом ослабил (и без того сократившийся) гарнизон Эдораса (следовательно, побывав и там) (HC, 476-477). Значит, на 30 февраля Эомер уже располагал сведениями о разгроме армии Западной марки? Или же, по всей вероятности, он не решился поведать чужеземцу (Арагорну) полную правду?
    Другой набросок (ИС, VII, 434) также упоминает «битву на границах Западной равнины. Вторжение орков Сарумана отбито (не без потерь у рохирот [= рохиррим]) на берегах реки Изен». В дальнейшем повествовании гонцы приносят весть «о гибели второго мастера (Master [= Marshal]) и о том, что войска Рохана почти окружены» (ИС, VII, 435). В качестве варианта для имени второго маршала (в ранних записях его зовут сначала Мархат (Мархад), потом Эовин) здесь добавлено: «Хама и Теодред» (ИС, VII, 437). Здесь обращает на себя внимание следующее обстоятельство: автор еще не разграничивает четко первую и вторую битвы на Бродах. Гибель маршала (но еще не Теодреда) говорит скорее о первом сражении, но из контекста (когда вестники появляются, Теоден, Эомер, Гэндальф и Арагорн уже скачут на главную – и победоносную – баталию с войсками Сарумана) можно полагать, напротив, что речь идет именно о второй битве.
    Другой момент: имя Теодред (4). Оно появляется в ИС далеко не сразу. В первой версии прообраза 6-й главы III книги («Король золотых палат») не Грима, но сам Теоден говорит о гибели (на западных границах Рохана, т.е. на реке Изен) второго маршала Марки (Second Master of the Mark). Однако, имя его – Эоворед (5) (ср. выше) и он не сын Теодена (ИС, VII, 444, 446-447). Однако, и это важно, отныне он погибает именно в первой битве на Бродах Изена (дата ее – 25 января (6) [ИС, VIII, 22] – позднее была сдвинута на месяц вперед). Но только ближе к концу главы звучат слова короля: «Мой сын Теодред [но все три слова тут же зачеркнуты] У меня нет сына. Я назначаю Эомера, сына моей сестры, своим наследником» (7). С другой стороны, во втором варианте отрывка читаем – «У меня нет детей. Теодред, сын моего брата, убит».
   Наконец, только в окончательной версии ВК образ Теодреда и сюжет первой битвы на Бродах обретает зримые черты. Здесь сказано (ВК, 1070/III:351), что к 3002 г. Теодреду было 24 года (следовательно, он – как и Боромир, сын Денетора (8) – родился в 2978 г., за два года до того, как его отец стал королем Рохана), а в 3019 г., соответственно, 41 год. (Подтверждающее эти расчеты указание на его возраст встречаем в [НС, 460] – Теодред был на 13 лет старше своего кузена Эомера, который, как известно, появился на свет в 2991 году.) Также упоминается, что он был единственным ребенком (и сыном) Теодена и Эльфхильд (в черновиках – [ИС, XII, 274] – добавлено, что Эльфхильд была родом из Истфолда и умерла при рождении Теодреда).
    Но о самой битве, связанной с именем Теодреда, сказано немного. В Приложениях (ВК, 1070/III:351) отмечено, что «в Войну Кольца Теодред пал в битве с Саруманом у переправ через Изен (the Crossings of Isen)». Далее (ВК, 1092/III:373) говорится, что сражение это вошло в историю как «Первая битва у Бродов Изена» и произошло оно 25 февраля 3019 г., за день до распада Содружества Кольца. Наконец в самом тексте (ВК, 5132/II:117), Грима, обращаясь к королю, заявляет (2 марта 3019 г.): «Не минуло и пяти дней, как пришла горькая весть (см. выше – М.Н.) о том, что твой сын Теодред был убит на западной границе (the West Marches) (9): твоя правая рука, второй маршал Марки».
    Поэтому, при такой скудости предшествующей традиции, основным источником для описания сражения на Изене служит соответствующая (и незавершенная) глава «Неоконченных сказаний», которая принадлежит к позднему периоду творчества Профессора, и была составлена уже после публикации «Властелина Колец» (НС, 460-465). Благодаря НС (10), битвы у Бродов Изена являются одними из наиболее документированных событий военно-политической истории Средиземья.


География поля боя

    Река Изен служила западной границей королевства Рохан, а Броды являлись ее самым уязвимым участком.
    Изен брал начало в горах над Изенгардом, и в верхнем течении был очень быстрым (а воды – холодными), но на равнине Врат Рохана (11) он замедлял (относительно замедлял – см. ниже) свой бег, пока не поворачивал на запад. Чуть выше этого поворота на запад и находились Броды Изена (на синдарине Атрад-Ангрен или Этрайд-Энгрин). Их отделяли от Изенгарда около 30 миль (48 км) (12), от Хельмова ущелья – всего 15 миль (24 км). Но от Эдораса Броды отстояли примерно на 135 миль (217 км).
    У Бродов река, широкая и мелкая, обходила двумя рукавами остров, образованный посередине Изена на скалистом выступе, покрытом камнями и галькой, принесенными течением с севера. Островок был достаточно велик, чтобы там разместилась дружина Теодреда (120 человек). Кроме того, от каждого берега к островку шли три ряда плоских камней для переправы через реку людей, а между ними – броды для коней (ВК, 550/II:155). Однако, бурное течение Изена на этом участке («на Бродах всегда вода стремительно неслась и журчала на перекатах») затрудняло переправу (но не делало ее невозможной, как показали события).
    Лишь здесь, южнее Изенгарда, большой отряд, особенно тяжеловооруженные или всадники, мог пересечь реку. Броды Изена являлись единственным легкодоступным проходом в Рохан, а потому всегда находились под охраной. Через Броды проходил нуменорский Королевский тракт (от Минас Тирита до Форноста), который, однако, давно уже был заброшен. Напротив, от Изенгарда к Бродам вела широкая проезжая дорога, причем большей частью по ровной местности.
    Все это давало Саруману определенные преимущества: он мог послать свои войска вниз по любому берегу Изена и напасть на Броды, если их станут оборонять, с обеих сторон. (Известно, что примерно в миле от врат Изенгарда был возведен мост через реку.) Его войска к западу от Изена могли при необходимости отступить к Изенгарду. С другой стороны, Теодред мог послать своих людей за Броды в количестве достаточном для того, чтобы либо противостоять отрядам Сарумана, либо оборонять подход к реке с запада. Но если бы рохиррим были разбиты, им некуда было отступать, кроме как обратно через Броды, причем противник преследовал бы их по пятам и, возможно, поджидал бы на восточном берегу. На юг и на запад вдоль Изена дороги домой им не было (поскольку жители области между Изеном и Адорном поддерживали Сарумана), разве что у них имелись бы припасы для долгого путешествия в Западный Гондор.
    Далее, неясно, существовали ли уже к 25 февраля «земляные укрепления, прикрывавшие подходы» к Бродам, в которых оборонялись люди Гримболда во Второй битве (2 марта). Но, думается, два этих форта были насыпаны в промежуток между сражениями. Также, южнее по течению стоял невысокий холм, где укрепились отступавшие рохиррим, а к самой реке повсюду спускались заросшие травой высокие насыпи. Проезжая дорога из Эдораса подходила к Бродам с юго-востока, ведя прямо на запад последние две мили, а потом спускалась к реке.


    Силы сторон

    Состав войска Теодреда (второго маршала Марки) хорошо известен. У него было одиннадцать отрядов конных копейщиков (включая его собственную дружину) и один отряд конных лучников (конница Западной марки), а также неизвестное количество пехоты (ополчение Вестфолда). Пехотинцы находились в подчинении Гримболда (младший маршал Западной марки под командованием Теодреда), который также, видимо, выставил и собственный конный отряд (в числе тех двенадцати).
    Эльфхельм (командир гарнизона Эдораса с 3012 г.; он не носил звания маршала, но фактически пребывал в этом ранге, о чем свидетельствует текст ВК) командовал четырьмя отрядами всадников – большая часть столичного контингента. (Однако, конница эдорасского сбора участвовала только в последнем этапе сражения.) Учтем также разведчиков Теодреда и конюхов.
    Если принять численность каждого отряда всадников (эоред) в 120 человек (именно столько воинов состояло в полном эореде, включая командира, со времен военной реформы короля Фолквине [2864-2903]), получим 1440 всадников. Общий боевой потенциал Рохана включал 120 эоредов, 12000 конных воинов. (Теоден 9 марта говорит, что он мог бы выслать десять тысяч копий – остальное, видимо, приходится на долю потерь в войне и гарнизонов [ВК, 799-800/III:73; ИС, VIII, 250]). С учетом контингента Эдораса (4 отряда = 480 человек), получаем итоговую цифру в 1920 всадников – почти шестая часть всего воинства Марки.
    Боевым построением копейщиков Рохана служил клин. Но при необходимости они легко спешивались и выстраивали «стену щитов». Легкий шлем, кольчуга до колен (нередко гондорского производства), круглый (согласно письму Толкина № 211, использовался и миндалевидный) крашеный щит с умбоном, длинное копье с ясеневым древком и длинный меч – таким было оружие всадника. Конный стрелок заменял копье луком. Кроме того, видимо, он вообще был экипирован гораздо легче копейщика. (Кстати, похоже, что конные лучники понесли в Первой битве тяжелые потери.)
    Численность вестфолдских пехотинцев неизвестна, но было их, очевидно, немало. Известно, что они выстраивали «стену щитов» и что среди них была «лишь горсточка лучников» (у остальных оружие составляли меч, щит и, несомненно, копье). Ориентировочно можно оценить их в 1000 человек. Таким образом, всего в Первой битве на Бродах роханцы предположительно могли выставить около 3000 воинов (и порядка 200 нестроевых).
    Символика: штандарт Эльфхельма был белым, но цвет знамен Теодреда и Гримболда неизвестен. Символ дома Эорла – белый скачущий конь на зеленом полотнище. Но это знамя, несомненно, принадлежало только правящему королю Марки. Впрочем, не исключено, таким же было и знамя его наследника, а именно Теодреда (позднее водруженное над его курганом).
    О численности и составе армии Сарумана известно крайне мало, не говоря уж об имени ее командира. Действовавший на западном берегу корпус (авангард которого был рассеян конницей Рохана, но главные силы отразили натиск рохиррим) существенно превосходил численностью «восточный» отряд. Но последний был мобильнее, потому и подоспел к Бродам раньше, хотя «западный» контингент шел по дороге. (Напротив, на восточном берегу местность была пересеченная, без дорог – с другой стороны, противника там не наблюдалось.)
    В состав «восточного» авангарда входили несколько легковооруженных всадников (горцы-дунлендинги) и множество орков верхом на больших волках. (Орки с волками при необходимости использовались для прорыва строя всадников противника – их звери приучены были вспарывать конское брюхо; впрочем, чаще их пускали против отдельных групп врагов или применяли для погони за бегущими (НС, 472-473).) За авангардом шли две баталии тяжеловооруженных уруков (урук-хай) – они были приучены передвигаться вместе с конницей, а сражались, очевидно, рядом с всадниками. (Среди орков были стрелки, с большими тисовыми луками, хотя и не очень много – они предпочитали ближний бой, снаряженные короткими мечами с широким клинком и копьями.) Наконец, арьергард составлял отряд людей (или полуорков – ростом с человека, но лицом напоминавших гоблинов; порядка 200-300 воинов), вооруженных секирами и облаченных в кольчуги.
    Безусловно, один только восточный корпус армии Сарумана в численном отношении превосходил всё войско рохиррим у Бродов. Одного только отряда секироносцев хватило для того, чтобы успешно атаковать гвардию Теодреда, укрепившуюся на островке, с обеих сторон, тогда как уруки успешно оттеснили конницу Рохана (порядка 9-10 отрядов) вниз по течению реки. И уруки (отличавшиеся от прочих орков большим ростом), и полуорки (из гарнизона Изенгарда) были лучшими, хорошо обученными и свирепыми воинами Сарумана. Именно им он доверил исполнить свой план – во что бы то ни стало убить Теодреда. Это было сделано. Но, нападая на отряд Теодреда, они упустили из виду общий ход битвы, что позволило уцелеть в бою многим воинам Рохана.
Состав западного корпуса неизвестен, упоминаются (что любопытно, единственный раз в военной истории Средиземья) только пикинеры (возможно, горцы из Дунланда).
    Единственное дошедшее до нас известие о численности армии Сарумана относится к 2 марта (накануне Второй битвы за Броды) – не менее 10000 людей и орков. Также учтем гарнизон Изенгарда и потери в Первой битве на Бродах (причем немалые – так, был целиком уничтожен отряд секироносцев). Предположительно 25 февраля на реке Изен могли действовать 4000 воинов Сарумана с восточного берега и 6000 с западного (но из последнего корпуса лишь несколько сот воинов могли участвовать собственно в бою на Бродах, иначе отряд Гримболда был бы смят в мгновение ока).
    Символика: знамя Сарумана нигде не упоминается (хотя говорится о сигналах труб и рогов), но один его знак (небольшая Белая Рука) стоял на черных щитах орков и людей, а другой символ (эмблема в виде белой металлической руны «S») – на их шлемах.

    Сражение: Первый этап

    Получив известия от разведчиков о сборе войск пред Вратами Изенгарда, преимущественно (как им показалось) на западном берегу реки, Теодред расположил свои войска у Бродов. Подступы к Бродам – и с востока, и с запада – он назначил охранять пехоту Вестфолда, в подкрепление им на восточном берегу оставив три отряда всадников (вместе с конюхами и запасными лошадьми). Сам же второй маршал с главными силами (9 конных отрядов, включая лучников) переправился на западную сторону. В его намерения входило «опрокинуть армию Сарумана, пока она не полностью приготовилась (к битве)» (НС, 462).
Учитывая, что с Теодредом на север выступили всего немногим более 1000 человек, тогда как Саруман мог рассчитывать в идеале на десятикратно превосходящие этот отряд силы, приходим к выводу, что разведка явно недооценила приготовления противника. (Да и о мосте на восточный берег она явно тоже не узнала – а ведь именно этот промах едва не оказался решающим для исхода сражения.) В любом случае, если у рохиррим и был шанс на удачу, так это атака на марше (что явно подразумевается в тексте источника): застав орков и людей Изенгарда в походном порядке, неготовыми к бою, конница Рохана могла в таком случае рассчитывать на определенный успех.
    Но Саруман уже отправил в путь свои войска, когда Теодред только направлялся им навстречу. (Разведка Рохана, похоже, вообще работала на порядок хуже шпионско-разведывательной сети Сарумана, не говоря уже о возможности использования последним в своих интересах птиц для сбора информации.) Однако, «западный» отряд армии Изенгарда, как уже было сказано, был не очень подвижным, или же получил особый приказ двигаться медленнее. Поэтому где-то через три с половиной часа марша, но всего примерно в двадцати милях (около 32 км) севернее Бродов (13), Теодред уже натолкнулся на авангард врага. Как и следовало ожидать, атака конницы на застигнутую врасплох пехоту имела значительный успех. Передовой отряд был рассеян и понес серьезные потери. Однако, тем самым был утрачен эффект неожиданности, и главные силы «западного» контингента успели перестроиться в боевые порядки и даже успешно воспользоваться некими заранее выкопанными рвами, за которыми были выставлены пикинеры (НС, 462).
    Здесь сказался второй промах Теодреда – рассчитывая, вероятно, на внезапность столкновения и недооценивая противника, он не озаботился взять с собой пехоту, сделав упор на скорость и маневр. Однако конница второго маршала Марки оказалась бессильной против пешего (очевидно) в своей основе и к тому численно превосходящего ее вражеского войска. Без адекватной поддержки собственной пехоты или стрелков (14) конная атака на пехоту с древковым оружием – превосходящую нападающих в количественном отношении, да еще и укрытую за полевыми укреплениями (рвы) – была изначально обречена на поражение.
    Теодред, безусловно, осознавая все минусы своего положения, был вынужден остановиться. Безвестный знаток оборонительной тактики, военачальник Сарумана, добился своего – конница рохиррим, не будучи побеждена, увязла в бою и лишилась свободы маневра. Более того, с появлением на поле боя подкреплений из Изенгарда (но, скорее, это был отставший арьергард), командир воинства Сарумана попытался даже зайти с запада во фланг роханцам. При этом маневре едва не был окружен передовой эоред, где находился и сам Теодред, но его выручил натиск идущих следом отрядов. В ходе боя «один из вождей Рохана, похоже, был убит» (ИС, VIII, 51) – видимо, командир одного из эоредов. (Если, конечно, это известие не относится к итогам боя в целом и означает в таком случае самого Теодреда.)
    Но в этот момент западный ветер разогнал стоявший с утра туман, и маршал Марки смог разглядеть на восточном берегу другие отряды Сарумана, спешившие к Бродам («восточный» корпус). Численность их он определить не смог, но, как отмечено, счел ее достаточной, чтобы «прийти в смятение» и немедля приказать отступать (НС, 462). Неудивительно – Саруман и его полководцы переиграли Теодреда по всем правилам. Пока он медлил перед укреплениями, за которыми ему противостоял «западный» корпус, другой контингент Сарумана, «восточный», мог (за счет своей подвижности) преодолеть отделявшее его от Бродов расстояние и захватить их. После чего, как указано выше, конница Теодреда была бы обречена на гибель. Только чистая случайность – ветер отогнал туман обратно во Врата Рохана, улучшив видимость – позволила маршалу вовремя догадаться о маневре противника.
    Итак, Теодред приказал своим воинам отступать. Маневр был исполнен в полном порядке и почти без потерь (ср., однако, примеч. 10). К счастью для рохиррим, в противостоящем им отряде не было достаточно всадников (15). На отступление ушел весь остаток дня.


Сражение: Второй этап

    Когда Теодред подъехал к Бродам, день уже клонился к закату. Однако, скорость роханских коней позволила ему несколько опередить и «западный», и «восточный» корпуса Сарумана, спешившие к переправе. Поэтому второй маршал успел организовать оборону Бродов (НС, 463).

    I. Действия Теодреда и Гримболда

    На западном берегу был оставлен Гримболд – вероятно, с его собственным эоредом и пехотой ополчения Вестфолда. Его отряд усилили 50 спешенными всадниками. Остальных конников (7 отрядов) и всех коней (эоред Гримболда, видимо, тоже оказался в пешем строю) Теодред отправил на другой, восточный берег (где уже стояли 3 отряда). Сам маршал спешил свой эоред (его гвардию) и укрепился на островке посреди реки, намереваясь прикрывать отход Гримболда, если тому придется отступать.
     Едва он успел расположить свои силы, как подоспели войска Сарумана, двигавшиеся по восточному берегу. В источнике говорится, что они спустились по течению «с неожиданной быстротой» (НС, 463) – возможно, поэтому Теодред не рассчитывал на их появление так скоро. Однако, зададимся вопросом: почему же он не предупредил стоявшие на восточном берегу отряды раньше, как только увидел спешивший к Бродам «восточный» корпус? Новая ошибка Теодреда?
    Как бы то ни было, рохиррим были застигнуты врасплох. Атака противника оказалась неожиданной и увенчалась полным успехом.
    Всадники-дунлендинги и орки на волках (авангард «восточного» корпуса) частью перебили, частью разогнали пастухов и привязанных к колышкам коней, лишив спешившихся всадников средств передвижения и возможности отступить с поля боя и спастись. Конные же отряды были атакованы уруками в плотном строю: несомненно, рохиррим подверглись нападению стоя на месте, «внезапно», не успев выстроиться в боевые порядки (тем более часть их «только что переправилась через реку с запада»). Лишенная возможности – повторялась более ранняя ситуация – для разгона и натиска, конница быстро пришла в беспорядок. Невзирая на яростное сопротивление, большая часть всадников была оттеснена орками с Бродов на юг, вниз по течению. Уруки продолжали преследовать их – это говорит о том, что к ним, по всей вероятности, присоединилась часть дунлендингов и ездоков на волках (другая часть их продолжала погоню за разбежавшимися лошадьми и конюхами) (НС, 463) (16).
    Все исполнялось по заранее намеченному плану: пока одни воины Сарумана очищали от рохиррим восточный берег, другие должны были расправиться с Теодредом. Для этой цели был предназначен отборный отряд полуорков с секирами, который бросился к островку и атаковал его с обеих сторон. Постепенно воинов эотеда маршала теснили от берегов к пригорку в центре островка.
    Тогда же на гарнизон Гримболда (на западном берегу) напали те войска Сарумана, что шли по этой стороне Изена (17). Но, встревоженный шумом боя и победными криками орков, Гримболд посмотрел на восток (возможно, отразив натиск «западного» отряда). Там он увидел картину боя и услышал громкий голос Теодреда, взывавшего: «Ко мне, Эорлинги!». Немедля Гримболд, взяв с собой тех нескольких людей, что стояли рядом (18), бросился к островку. Ударив в тыл полуоркам, он с двумя другими воинами сумел пробиться до Теодреда, стоявшего на пригорке. Но Гримболд опоздал – успев только убить зарубившего маршала огромного полуорка, он стал над телом Теодреда, считая его мертвым. Не миновать бы смерти и самому Гримболду, но в этот момент (солнце уже село и начинало темнеть) подоспел с четырьмя отрядами конницы Эльфхельм (НС, 463-464).

    II. Действия Эльфхельма

    Эльфхельм спешил на призыв Теодреда из Эдораса, хотя полагал, что битва состоится через несколько дней. Но близ того места, где проезжая дорога соединялась с дорогой из Хельмова Ущелья, его дозорные с правого фланга заметили двух всадников на волках в полях. Почуяв неладное, Эльфхельм не стал заворачивать в Ущелье на ночевку. Вместо этого он помчался к Бродам.
    Когда роханский военачальник подъехал к последнему повороту дороги, ведущему к Бродам, он встретил скачущих в беспорядке коней и нескольких беглецов, поведавших ему о поражении. Поэтому Эльфхельм, невзирая на усталость коней, на всем скаку преодолел тот прямой участок дороги, который тянулся к переправе, а завидев восточный берег, приказал отрядам перестроиться в боевые порядки.
    Роли поменялись – теперь воины Изенгарда сами были захвачены врасплох. Вдобавок, в темноте они сочли, что врагов гораздо больше, чем было на самом деле, и по большей части разбежались. (По всей вероятности, то были остатки конницы и, может быть, часть уруков «восточного» контингента.) За бежавшими (в направлении севера) Эльфхельм отправил два отряда, еще один спешил (для охраны восточного берега), а сам, с собственным эоредом, тут же бросился к островку.
    Между гибелью Теодреда и прибытием Эльхельма, похоже, прошло всего несколько минут. Это и позволило Гримболду с остатками защитников острова продержаться до подхода подкреплений. Теперь полуорки сами были окружены и истреблены до последнего воина. Эльфхельм лично выручил Гримболда. Смертельно раненый Теодред умер у них на руках.
    Спустилась ночь, прозвучал сигнал рога, который отзывал уруков, окруживших на холме всадников Теодреда. Одновременно прекратилась схватка на западном берегу – войска «западного» корпуса (точнее, его авангард) отступили в Изенгард (НС, 464).


Итоги

    В ходе Первой битвы рохиррим удержали за собой (ненадолго, правда, как вскоре выяснилось) Броды Изена. Но при этом они понесли серьезные потери в людях (хотя им удалось собрать рассеянных натиском изенгардцев всадников) и не меньшие – в лошадях (НС, 465). Более того, они остались без военачальника. Гибель Теодреда означала также и то, что король лишился наследника, единственного сына, а Саруману удалось убрать с пути одно из важнейших препятствий к легкому завоеванию Рохана (и облегчить действия своего агента при дворе Теодена, Гримы Змеиного Языка). Иными словами, Саруман одержал первую победу в Войне Кольца.
    Первая битва у Бродов представляла собой скорее пробу сил для обеих армий – из трех составляющих ее боев два были встречными. Однако, упоминание о неких заранее выкопанных рвах говорит в пользу того, что военачальник Сарумана предвидел столкновение с конницей Рохана и подготовился к бою, имея в запасе по меньшей мере те несколько утренних часов, пока Теодред добирался до его позиций от Бродов. Это косвенно подтверждается словами источника о том, что роханцы «попали в засаду, устроенную множеством воинов Сарумана» (рассказ Мериадока) (ИС, VIII, 51).
    Следовательно, тактика «западного» контингента была в основе своей оборонительной. В то же время Теодред располагал только конницей, не озаботившись взять с собой пехоту (первый этап сражения). Полководец Белой Руки постарался втянуть в бой рохиррим со своей пехотой на подготовленных позициях. А пока всадники Рохана увязли бы в схватке с пикинерами за рвами, лишившись свободы маневра, изенгардцы окружили (фланговый маневр в ходе боя) и разгромили бы войско Теодреда. В то же время мобильный «восточный» отряд получил задачу преодолеть отделявшее его от Бродов расстояние и захватить их, после чего конница Теодреда и сам маршал Марки были обречены на гибель, поскольку все пути к отступлению были бы перерезаны.
    Не обошлось без промахов (Теодред, видимо, подошел раньше, чем его ждали, и успел рассеять авангард противника, прежде чем его остановила пехота Изенгарда), но в целом данный план уже почти был выполнен. Конница второго маршала Марки оказалась бессильной против пешего (очевидно) в своей основе и к тому численно превосходящего ее вражеского войска. Но тут в ход событий вмешался случай. Ветер отогнал туман обратно во Врата Рохана, улучшив видимость, что позволило маршалу заметить марш «восточного» контингента и догадаться о маневре противника.
    Теодред вышел из боя и отступил, сдерживая противника. Но маршал смог исполнить этот маневр только благодаря тому, что его почти некому было преследовать – вражеская конница на западном берегу, видимо, изначально была немногочисленна, да еще и понесла потери в ходе утреннего столкновения. (В распоряжении же этелинга находилась лучшая конница Запада, которой, правда, на редкость бездарно командовали.) «Восточный» корпус еще не успел добраться до Бродов, хотя Теодреду, кстати, похоже и в голову не пришло своевременно предупредить оставленные им там отряды о приближении противника. Тем не менее, «мешок» не удался – отдадим должное роханским командирам среднего звена.
    На втором этапе сражения ошибки делает уже военачальник Изенгарда. Впрочем, такое бывает всегда, когда к ведению военных действий примешиваются политические соображения. Битва на Бродах могла бы закончиться совершенно иначе, если бы целью воинов Сарумана не было любой ценой расправиться с Теодредом  (НС, 460-461), а уж потом – разгромить собственно войско Рохана.
    Атака противника на восточном берегу с этой целью оказалась неожиданной и увенчалась полным успехом. Теодред был отрезан и от своих главных сил, которые были частью разбиты, частью отброшены от Бродов, и от Гримболда, защищавшего западный берег. Но затем все усилия «восточного» корпуса были направлены лишь на сдерживание конницы Марки, чтобы не дать ей возможность прийти на помощь своему маршалу, против которого был заранее нацелен отборный и хорошо подготовленный отряд. Когда же Теодред был убит, командиры Сарумана, по всей видимости, сочли, что этого довольно и отозвали свои отряды – в первую очередь, «западный» корпус, который был еще только на подходе к Бродам. Остатки же «восточного» контингента частью вернулись в Изенгард, исполнив свою задачу, частью были рассеяны, благодаря своевременному подходу подкреплений из Эдораса.
    Тем самым Саруман сделал серьезную ошибку, упустив реальный шанс, который облегчил бы ему дальнейшее покорение Марки. В худшем случае, его военачальники могли бы нанести рохиррим сокрушительное поражение или хотя бы еще более обескровить их силы.
    Но при ином раскладе, они могли бы окончательно занять Броды (а это было вполне возможно – если бы «западный» контингент добрался до переправы) и организовать массированное вторжение в Вестфолд. Тогда подкрепления из Эдораса (в реальной истории, как известно, вовремя усилившие гарнизон Хельмового ущелья) были бы окружены и уничтожены на равнине, а крепости Рохана осаждены и, может быть, пали еще до появления Гэндальфа и энтов. Но случилось то, что случилось. И задержка с вторжением означала то, что неделю спустя войскам Сарумана пришлось вновь атаковать Броды. Но задержка в семь дней, который отделяют Первую и Вторую битвы на Бродах Изена, оказалась для Сарумана фатальной…

    P.S. Конкретно для варгеймеров наиболее полезны две соответствующих статьи на тему Первой битвы:
    http://www.ritsumei.ac.jp/se/~luv20009/IsenI.html
    Luke Ueda-Sarson “The 1st battle of the Fords of Isen: 3019, Third Age”
    http://larsen-family.us/~1066/isenfords.html
    Merlin Douglas Latsen “The Battles of the Fords of Isen”


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Западная марка – западная половина Рохана в военной организации рохиррим.
2. Здесь используются следующие сокращения.
ВК – «Властелин Колец», с указанием страницы. Сначала номер страницы в последнем издании: Tolkien J.R.R. The Lord of the Rings. London: HarperCollins, 2005. Затем ссылка на том и номер страницы во 2-м издании: Tolkien J.R.R. The Lord of the Rings. Vol. 1-3. London: George Allen & Unwin, 1966.
ИС – «История Средиземья» (The History of the Middle-Earth, HOME), с указанием тома и страницы. Использованы издания: 
Tolkien J.R.R. The History of Middle-Earth. Vol. 7. The Treason of Isengard. London, 1993.
Tolkien J.R.R. The History of Middle-Earth. Vol. 8. The War of the Ring. London, 1997.
Tolkien J.R.R. The History of Middle-Earth. Vol. 12. The Peoples of Middle-Earth. L., 1997.
НС – «Неоконченные сказания», с указанием страницы. Использовано издание: Tolkien J.R.R. Unfinished Tales of Numenor and Middle­Earth. London, 1998.
3. Древнеанглийское eoh «конь» + maere «знаменитый». Третий маршал Марки, племянник Теодена, будущий король Марки.
4. Древнеанглийское theod «народ» + raed «совет, мудрость».
5. Древнеанглийское eofor «вепрь».
6. За день до гибели Боромира – 26 (но в ранней версии, 25-го) января 3019 г.
7. ИС, VII, 451. В окончательном варианте: «У меня нет детей. Мой сын Теодред убит. Я назначаю Эомера, сына моей сестры, своим наследником» (ВК, 522/II:127).
8. Интересно было бы провести параллель между этими двумя людьми. Родились они в один и тот же год, были, несомненно, знакомы отнюдь не заочно (Боромир «изредка» бывал в Рохане, но даже Эомер «видел его»). Оба погибли в Войну Кольца почти одновременно (25 и 26 февраля) и по вине Сарумана. Их отцы ненадолго пережили сыновей (15 марта). Примечательно, что в черновиках «Повести Лет» (ИС, XII, 242) фраза о гибели первого («Теодред, сын Теодена, убит в войне с Саруманом») непосредственно предшествует сообщению о смерти второго.
9. Не на «Западных болотах», как иногда переводят.
10. Отметим, однако, что несколько иной вариант хода битвы встречается уже в черновиках (ИС, VIII, 50-51). Это рассказ Мериадока (ранняя версия), основанный, по его собственному признанию, на сведениях, полученных от Древобрада и Гэндальфа: «…Саруман открыл ворота несколько недель тому назад и выслал воинов в набег на запад Рохана. Роханцы отправили сильный отряд, и они (рейдеры – М.Н.) отступили за броды Изена, а всадники довольно опрометчиво преследовали их вплоть до основания Нан Гурунир (т.е. Нан-Курунир, долина Изенгарда – М.Н.). Там они попали в засаду, устроенную множеством воинов Сарумана, и один из вождей Рохана, похоже, был убит. Должно быть, это случилось немало дней тому назад». В примечании К. Толкина указано, что речь идет о Теодреде и Первой битве за Броды (ИС, VIII, 59). Возможно, это говорит о том, что потери Всадников при отступлении к Бродам оказались не так уж малы, как утверждается.
11. Врата Рохана – проход шириной около 20 миль, расположенный между оконечностью Мглистых гор и северным отрогом Белых гор, через который протекала река Изен (Ангрен на синдарине).
12. В «Неоконченных сказаниях» говорится, что от того места, где ответвлялась дорога на Хорнбург, до Изенгарда было около 90 миль по прямой, но это явная ошибка. (Миля = 1760 ярдов = 5280 футов = 1,609 м.)
13. Исходя из текстов Д.Р.Р. Толкина, походная скорость коней рохиррим достигала 66-68 миль в день (более 600 миль за 9 суток – Эорл в 2510 г.; 306 миль за 4 дня и ночь – Теоден в 3019 г.), то есть до 106-108 км. Такая скорость в пределах допустимого, но все же несколько завышена и объясняется чрезвычайными обстоятельствами (нормой скорее стоит считать 40-50 км в день). Впрочем, если согласиться с тем, что лошади Марки могли развить и более высокую скорость, чем кони иных стран, приходим к выводу, что (при 12-часовом суточном переходе) в час всадник преодолевал 5,5-5,6 миль. Таким образом, Теодред мог затратить на 20-мильный переход порядка трех с половиной часов (возможно, и больше) в одну сторону.
14. Конные лучники у Теодреда имелись (НС, 462), но нигде не говорится об их сколько-нибудь примечательных действиях. Возможно, маршал не сумел или успел толково распорядиться ими (стояли в тылу?), а, может быть, их просто оказалось слишком мало. Не исключено, что сообщение о гибели роханского командира относится к начальнику отряда лучников. Это в какой-то мере объясняет бездействие последних.
15. В противном случае, Теодреду не удалось бы так легко уйти к Бродам. Однако, какие-то подразделения конницы в «западном» корпусе, вне всякого сомнения, имелись: говорится, что арьергарду (под началом Гримболда) приходилось часто разворачиваться и отгонять наиболее настойчивых преследователей (НС, 462). Это означает, что здесь действовали или всадники, или, что менее вероятно, ездоки на волках. (Можно предположить, что именно эта вражеская конница и вышла Теодреду во фланг в предшествовавшем бою, едва не окружив дружину маршала.) Тем не менее, хотя отряду Теодреда не удалось совсем оторваться от врагов или намного определить их, похоже, что во время этого отступления и конница Сарумана была основательно потрепана и не смогла должным образом проявить себя у Бродов. (Пехота, несомненно, вообще не участвовала во втором этапе сражения.)
16. Всадники Рохана были оттеснены к невысокому холму, где и укрепились. Все попытки прорваться на восток были отбиты уруками, но ночью, после сигнала из рога, орки ушли в неизвестном направлении (видимо, по прежнему маршруту, но в обратном направлении, к Изенгарду). Поскольку у рохиррим осталось слишком мало коней (безусловно, именно в них и метили в первую очередь враги), они не пытались преследовать воинов Сарумана и даже не смогли разослать разведчиков. Через некоторое время они начали осторожно продвигаться на север. Так и не встретив на пути сопротивления, они пришли к Бродам утром 26 февраля. Там их удивило то, что Броды по-прежнему удерживались роханцами, а не орками (НС, 465).
17. Однако, очевидно, что Гримболду пришлось дело только с немногочисленным, да еще и измотанным авангардом (несомненно, конница – см. выше) – в противном случае, он был бы загнан в реку и не смог оказать помощь Теодреду. Но так авангарду изенгардцев удалось лишь частично связать действия Гримболда. Противнику не удалось воспрепятствовать его броску на помощь Теодреду. Несомненно, именно этот недочет, в сочетании с удачным появлением Эльфхельма, и решил исход сражения.
18. Возможно, еще одно указание на то, что непосредственная опасность отряду Гримболда с западной стороны миновала. Ниже упоминается, что с появлением Эльфхельма «оба берега реки по-прежнему удерживались рохиррим» (НС, 464). Таким образом, по ряду изложенных выше причин, натиск на защитников западного берега не был достаточно силен, чтобы представлять серьезную угрозу для них.



Военная история. Статьи. Конспект варгеймера: Эквиты. Классификация гладиаторов.
Конспект варгеймера: Секутор. Классификация гладиаторов. Часть 2.
Конспект варгеймера: Ретиарий. Классификация гладиаторов. Часть 1.
Воинственные майя (военное дело майя постклассического периода).
М. Нечитайлов: Пельтасты армии Антигонидов (III – II вв. до н.э.)
Джулиан Лорриман. После Ганнибала.
Соколов О. В.: Ответ на ''рецензию'' книги ''Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа, 1799-1805''
М. Бостриков: «Знамена балтийских славян VIII-XIIвв.»
М. Нечитайлов: Армии Английских гражданских войн: Униформы.
А. Куркин: Рецензия на статью М. К. Чинякова «Бургундские ордонансовые роты. 1470-1477 гг.»
  Связанные ссылки
· Больше про Военная история. Статьи.
· Новость от Pipeman


Самая читаемая статья: Военная история. Статьи.:
Вооружение и снаряжение скифских воинов VI – IV вв. до н.э.

  Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.44
Ответов: 9


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


  опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




2004 (c1) eDogsCMS (aka edogs-Nuke) php-nuke 7.3 based. eDogsCMS (aka edogs-Nuke) written by O&S (aka edogs)
PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi. This is free software and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty for details see the license.
Web site protected by myNukeSecuRity, © Maxim Mozul, www.studenty.de
Открытие страницы: 0.066 секунды и 0 запросов к базе данных ! DB time is: