Поле боя     Архивы сайта    |     Наши форумы    |     Поиск    |     "Последнее на форуме"   
 
    "Поле боя"    |     Каталог файлов    |     Каталог ссылок    |     Управление профилем
  Навигация
· Главная
· О проекте

Военные игры
· Варгеймы
  · Правила
  · Статьи
  · Сценарии
  · Хроники
· Настольные игры.
· Игры по переписке.

Миниатюры и модели
· Масштаб 1:72
· Масштаб 1:100 (15мм)
· Масштаб 10мм
· Масштабы 25мм и 28мм

Мастерская
· Конкурсы
· Статьи
· Галерея

Военная история
· Статьи

Клуб «Поля боя»
· Пользователи сайта
· Наши Форумы
· Доска объявлений

Информаторий:
· Интернет-Новости
· Мероприятия
· Выставки и музеи
· Полезные ссылки
· Клубы и Магазины

Пользователю:
· Управление аккаунтом
· Личные сообщения
· Добавить новость
· Рекомендовать сайт
· Самое популярное
· Статистика сайта
  Поиск по сайту


  Авторизация
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
  

Rambler''s Top100 Рейтинг@Mail.ru

Автор: А. Куркин | Опубликовано: 12 Ноября, 2007 | Разместил: Pipeman
Просмотров: 15280 | Голосов: 20 | Рейтинг: 4.9
 

     "..По словам Оливье де Ла Марша, известного бургундского сановника и военачальника, армия или «сильная рука» (maine forte) являлась опорой экономического и политического процветания Бургундии, а также объектом неустанной заботы Карла Смелого, «Великого герцога Запада». Разработанная Карлом Смелым и его военными советниками система организации и управления вооруженных сил стала передовой в Европе. Она оказала непосредственное влияние на последующее формирование европейских армий эпохи Ренессанса. Таким образом, Бургундия вновь сыграла роль законодательницы моды –на сей раз не в одежде или государственном управлении, а в области военного искусства.
    Настоящая статья призвана дать общее представление о двух сегментах вооруженных сил бургундского княжества – ополчении и регулярных воинских подразделениях. Артиллерия Бургундии, военный флот, гвардия и система управления армии и флотом не рассматриваются..." - А. Куркин.



Куркин А.В.

Бургундская армия 1465-1477 гг.
Организация, состав, вооружение, флаги, обмундирование.

   
    1.  Феодальное ополчение и городская милиция.

    После кончины отца, Филиппа Доброго (15 июня 1467г.), Карл Смелый, четвертый герцог Бургундии из династии Валуа, унаследовал военные институты герцогства, основанные на принципах вассальной присяги и феодального права. В случае войны объявлялась мобилизация феодального ополчения (ban de l’ost) тех или иных провинций (марок) княжества, сбор городской милиции и наемных контингентов. Наибольшие трудности при формировании подобной армии вызывал призыв феодального ополчения и городской милиции, которые всячески затягивали военные сборы, а на походе выделялись или слабой боевой подготовкой или отсутствием дисциплины. Тем не менее, Карл Смелый в течение всего своего правления, так или иначе прибегал к услугам ополченцев, пытаясь реанимировать в сознании своих подданных старинные обычаи вассальных обязанностей.


Рис.1. Герб Карла Смелого. В.А.Крюс, 1470-е гг.

    Так, в письме Клоду де Невшателю, сеньору дю Фэ, герцог разъяснял «прописные истины» следующим образом:

        «Что касается дворян, которых Вы собрали в малом количестве, и которые согласились встать гарнизонами в городах и вдоль границы для защиты страны при условии непременной оплаты, мы желаем, дабы Вы указали им, что оборона их собственных земель, поместий, жен и детей является их естественной обязанностью. Так как таковая служба более преследует их собственную выгоду, а не нашу, и, оставаясь в пределах своей территории, в городах и вдоль границы, они не должны требовать никакой оплаты или прочего пособия. Воистину, коль скоро мы желали бы привлечь их к кампании за пределами их земель или разместить гарнизонами на вражеской территории, тогда, конечно же, мы были бы обязаны заплатить им как и всем остальным. Но при условии защиты их собственных земель они не должны ничего просить.»

    Одной из первых крупных военных кампаний, проведенных Карлом Смелым, тогда еще графом де Шароле, стал поход бургундской армии на Париж в рамках войны Лиги Общественного блага (1465 г.) Жан д’Энин, один из бургундских участников похода, оставил интереснейшие мемуары, позволяющие взглянуть на средневековую войну глазами средневекового солдата. Подразделение Энина входило в роту Жана де Люксембурга, сеньора де Фьенна, бастарда д’Обурдена, насчитывающую 30 рыцарей с сопровождением. Штандарт Фьенна был поделен на черную и фиолетовую горизонтальные полосы с большими золотыми литерами “G”  и “J”, перевитыми серебряной лентой. Ливреи солдат роты дублировали цвета и «девиз» штандарта своего командира.

    Подразделение Энина включало двух жандармов (самого Энина и его брата Колара де Венденье), а так же еще 13 человек, перечисленных поименно:
    Югоне Сандар –кутилье;
    Югоне Карли –кутилье;
    Филипо Реми –кутилье;
    Жан Вида –кутилье;
    Жан Тордрио –кутилье;
    Югоне де Комон –кутилье;
    Жан Дюгарди –паж;
    Жакемар Потон –лучник;
    Эверар Маникруа –лучник;
    Виллемон ле Кофр –лучник;
    Жак Тибо –лучник;
    Лёро Урон –лучник;
    Энин Коси –лучник.

    Таким образом, получается, что в роте сеньора де Фьенна низшая тактическая единица –«копье» –состояла из 1 жандарма, 3 кутилье и 3 лучников.


Рис.2. Герб Жана де Люксембурга, сеньора де Фьенна, бастарда д’Обурдена. Кафедральный собор Брюгге

    Необходимо отметить, что сбор феодального ополчения был весьма тягостным предприятием, отнимающим нервы , время и деньги. Например, для Льежской кампании 1467г. армия собиралась в течение  более чем 2 месяцев. Так как воевать предстояло на вражеской территории, ополчение было профинансировано из государственной казны. В частности, контингент Антуана, Великого бастарда Бургундского, получил 1353 денежных выплаты, контингент Адольфа Клевского, сеньора де Равенштейна, -- 1200 выплат. Всего, согласно герцогским финансовым документам, денежные пособия получили 9830 дворян, тогда как, по свидетельству одного из участников похода, на войну отправилось лишь 2350 рыцарей. Тем не менее, вместе с лучниками, входившими в состав «копий», иностранными наемниками и городскими ополченцами, армия Карла Смелого могла насчитывать 15-18 тысяч человек.

    Жан д’Энин, как и подобало преданному вассалу, оказался в рядах бургундского войска:
    «Я, Жан, сеньор д’Энин, и мой брат Колар де Венденье, во исполнение приказа монсеньора герцога, а также по просьбе моего досточтимого и бесстрашного господина, сеньора де Фьенна, оставили мой дом в Лувинье близ Бове в четверг 8 октября, дабы общим числом в восемнадцать пеших и конных участвовать в походе в роте и под штандартом монсеньора Фьенна. Мы квартировали в Морье около Мобежи, и в субботу 10 октября в Берсилльеском аббатстве, и в понедельник 12 октября мы нашли штандарт и роту монсеньора Фьенна в местности около Бинша… После /отдыха/ мы участвовали в смотре роты монсеньором Фьенном в пятницу 16 октября, и в этот день мне исполнилось 44 года».

    Всего в роте сеньора де Фьенна, по словам Энина, насчитывалось около 900 человек: 60 жандармов, 60 кутилье, 400 – 500 лучников и 300 – 400 пехотинцев (по-видимому, пикинеров, арбалетчиков и кулевринеров либо спешенных кутилье). 28 октября 1467 г. рота сеньора де Фьенна вместе с остальными 24 бургундскими ротами сразилась при Брюстеме с льежским ополчением и после кровопролитного боя разгромила его. К счастью, в «копье» Энина никто серьезно не пострадал: после сражения он со своими солдатами стал владельцем бочки вина, «которого нам хватило на два дня», и телеги с хлебом, засоленным мясом и сыром, «которых хватило на 14 дней».

    В 1469 – 1470гг. Карл Смелый организовал учет и регистрацию феодальных владений своих подданных и разработал цензовые нормативы для различных слоев дворянства, позволявших полевую службу заменять финансовыми вкладами, т.н. «щитовыми деньгами» (scutage). Вот как выглядел, например, военный ценз для графства Эно (Геннегау):

    «Каждый владелец лена с годовым доходом свыше 360 ливров должен поставить одного жандарма вместе с кутилье и пажом и 6 пеших лучников. 
    Каждый владелец лена с 240 ливрами дохода – одного жандарма.
    Владелец со 120 ливрами дохода – 3 пеших (лучник, арбалетчик и пикинер).»

    Карл лично вникал во все детали проводимой регистрации и вносил коррективы. Так, он освободил от военной службы одного из сотников (центариев) по состоянию здоровья; еще один сеньор, в возрасте 90 лет, был так же признан негодным к строевым экзерцициям, равно как и некий дворянин из Люксембурга, поразивший проверяющих «необыкновенной тучностью».

    В 1470 г. бургундская армия включала в свой состав  899 жандармов, каждый из которых сопровождался 3 лучниками, а так же 177 полу-копий (вероятно одни жандармы без сопровождения), 178 кутилье, 49 пеших арбалетчиков и 646 пеших лучников. 
    Зимой 1470 -1471гг. Энин вновь был призван под бургундские знамена и имел под своим началом 11 человек:
    Пьер дю Лоруа –кутилье;
    Джамо Морис –кутилье;
    Энин Газэ –кутилье;
    Карло де Лессен –паж;
    Энин Приор –лучник;
    Жан де Марэ –лучник;
    Жан ле Лё –лучник;
    Эверар Манкруа –лучник;
    Жакемар Потон –лучник;
    Тьерри Мартин –лучник;
    Жан Жаспар –лучник;
    Пьер ле Фламен –погонщик фургона.
    Таким образом, в маленьком отряде нашего героя на 1 конного бойца (жандарма или кутилье) приходилось 2 лучника. Интересно, что в этом списке указаны имена, уже знакомые нам по росписи подразделения Энина на войну Лиги Общественного блага. К сожалению, брат самого Энина, Колар де Венденье, пропал без вести во время вылазки льежцев 27 октября 1468 г. и был признан судейскими чиновниками погибшим лишь в 1475 г.


Рис.3. Печать Карла Смелого Брюссель, 1474 г. Люцерн, Городской архив.

    Сбор городской милиции доставлял военным чиновникам Карла Смелого не меньше хлопот, чем призыв феодального ополчения. Рекруты отправлялись в поход с большой неохотой, дезертируя из армии при любом удобном случае. Тем не менее, Карл Смелый ценил их за специфические навыки и стойкость. Герцог особо отмечал мастерство льежских саперов, отличившихся при осаде Нейса (1474 – 1475гг.), и  фламандских пикинеров. Жан де Ваврен, автор «Английской хроники», стал свидетелем смотра, устроенного фламандцам в марте 1471г. под Амьеном :
    „Герцог запретил любому покидать лагерь без свого собственного разрешения. Согласно перекличке всего собралось более 10 000 вооруженных человек, не включая четырех или пяти тысяч товарищей, присланных из Фландрии, каждый из которых имел салад, жак, меч и пику или длинное копье с длинным древком и длинным острием с тремя гранями. Они все были пешие и назывались пикинеры, ибо лучше всех остальных знают, как обращаться с пиками. Фламандцы навербовали их в деревнях своей страны с месячной оплатой. От каждого кастеляна /прибыли/  один или два человека, дабы командовать этими пикинерами, каждые десять из которых имели своего дизанье, коему повиновались.»

    Герцог Карл при виде боевой выучки фламандцев, воскликнул:
    «Мои пехотинцы, вы для меня дорогие гости!»

    Однако, во время Французской кампании 1472г. «дорогие гости» проявили себя не лучшим образом, после чего бургундский герцог предпочел вместо военного призыва обложить Фландрию денежным налогом.
    В июле 1468г. накануне открытия боевых действий против Франции и Льежа, Карл Смелый издал один из первых своих военных указов (ордонансов), содержавший инструкции для маршала Бургундии Тибо де Невшателя. Маршалу надлежало сформировать корпус в Бургундии и Франш-Конте, после чего передислоцировать его на север, соблюдая строжайшую дисциплину, «дабы препятствовать разбою, разорению и прочим беспорядкам, таким как издевательство над обывателями, насилие над женщинами, кто бы они не были, кои проживают на бургундских землях». Маршалу следовало устанавливать ежедневные пароли для капитанов рот и лично следить за расквартированием войск. В ордонансе так же расписывалось вооружение и снаряжение воинов. Жандарм должен был иметь полный латный доспех, кавалерийское копье и трех коней – для себя, для пажа и для кутилье, так же вооруженного копьем.

    В целом, феодальное и городское ополчения в течение всей боевой деятельности Карла Смелого, оставались для него «головной болью», и лишь тяжелое положение на фронтах вынуждало герцога пользоваться их сомнительными услугами. За месяц до своей трагической гибели, Карл Смелый отправил Жану де Дадизелю, наместнику и верховному бальи Фландрии инструкции для борьбы с дезертирами:
    «Мы недавно указывали в предыдущих наших письмах, что пешие солдаты и прочие отряды, посланные, дабы служить нам, либо отстали по дороге к нам, либо по прибытии, не получив отпуска, вернулись в свои дома или иные пристанища, тем самым презрев службу нам и всячески выказывая нам свою измену; /следует/ их арестовать и вернуть нам на службу, лишив жалования в назидание другим».

    2. Ордонансовые роты и наемники.

    Желание иметь сильный и мобильный военный корпус, готовый по первому приказу отправиться на войну или безропотно нести гарнизонную службу, подвигло Карла Смелого на создание постоянного, т.е. поставленного на регулярное жалование, войска. Было решено, используя опыт французских королей, навербовать роты добровольцев для несения непрерывной военной службы. «Пробный шар» был запущен Карлом осенью 1469г., в преддверии очередного вооруженного конфликта с Францией. Итальянскому принцу Родольфо Гонзаге предложили навербовать 1 200 копий (по 5 всадников в каждом), поделить их на роты и направить в Бургундию для прохождения службы. Однако, в виду недостаточного финансирования и политических трений этот план провалился. В 1470г. тема создания регулярной армии всплыла вновь: теперь речь шла о 1 000 копий «ордонанса». И вновь ордонансовые роты оказались сформированы только на бумаге. Наконец, в 1471г., в разгар пограничных стычек с французскими войсками, бургундские планы по созданию регулярной армии обрели реальные очертания. В мае государственные чиновники Брабанта получили инструкции Карла Смелого о регистрации добровольцев для записи в постоянные роты.  Следовало навербовать 1 250 копий в составе 1 жандарма, 1 пикинера, 1 арбалетчика и 1 кулевринера – всего 5 000 человек. Набранных таким образом бойцов предписывалось к 15 июня сконцентрировать в Аррасе. Однако, сроки выдержаны не были, и запись добровольцев растянулась до конца года. Тем не менее, 31 июля, находясь в городе Абвиль (Аббевиль) на Сомме, Карл Смелый издал свой знаменитый указ (ордонанс) о формировании 12 регулярных рот. Каждая рота, согласно положениям ордонанса, состояла из 100 копий, сведенных в 10 взводов (dixains).  Каждый взвод насчитывал 10 копий, разделенных на две неравные камеры (chambrеs) по 4 и 6 копий. Командир «четверки» -- шеф де шамбр (chefe de chambrе) подчинялся командиру «шестерки» -- дизанье (disenier), который, в свою очередь, находился в прямом подчинении у командира роты – кондюктера (conducteur). Кондюктер исполнял приказы главнокомандующего – капитана, т.е. самого герцога Карла, который, по словам Оливье де Ла Марша «хотел быть единственным капитаном своих людей и приказывать им  в свое удовольствие».

    Состав копья сперва был определен в 6 (как во французской королевской армии), а затем в 9 человек: 1 жандарма (командира копья), 1 кутилье, 1 пажа, 3 лучников, 1 пикинера, 1 арбалетчика и 1 кулевринера (всего 6 конных и 3 пеших).

    Ордонанс предписывал членам копья следующее вооружение и снаряжение:
    «Жандарм должен иметь полный доспех (комплект белой сбруи, blanc harnois complet) и трех добрых верховых коней, стоимостью не менее 30 ливров, так же военное седло, шанфрон, и на саладе цветной плюмаж, наполовину белый, наполовину синий, и то же на шанфроне»


Рис.4. Бургундский доспех. Милан, 1450-1460 гг. Бернский Исторический музей.

    Кутилье предписывалось иметь облегченный доспех, копье «средней длины», меч и длинный (в 1 фут) обоюдоострый кинжал; конные лучники – лук, 30 («две с половиной дюжины») стрел, двуручный меч и кинжал. Определялась и «униформа» бойцов: как уже указывалось,султан из белых и синих страусовых перьев для жандарма и его коня, бело-синие ливреи-палето с красным крестом Св. Андрея для кутилье и лучников (“ paletot de deux couleurs, mi-partie bleu et blanc”),  жандарму следовало наклеивать красный бархатный крест прямо на кирасу.

    К каждой роте приписывался кассир-аудитор (auditeur), который ежемесячно отсчитывал следующее денежное довольствие (расчет производился во время поквартальных инспекций):

    Кондюктер            100 ливров
    Дизанье                24 ливра
   
Шеф де шамбр       20 ливров
    Жандарм               15 ливров
   
Кутилье                 10 ливров
    Паж                      6 ливров
    Конный лучник       5 ливров
    Пеший лучник        4 ливра
    Кулевринер            4 ливра 
    Арбалетчик            4 ливра
    Пикинер                 2 патара (с конца 1472г. – 4 ливра).

    Фактически, 12 ордонансовых рот закончили свое формирование и, «встали в строй» уже в 1472г. Каждая рота получила порядковый номер и «шефствующего святого»:

    рота №1 («Св. Себастьяна»), кондюктер Оливье де Ла Марш
    рота №2 («Св. Адриана»), кондюктер Жак де Гаршье
    рота №3 («Св. Христофора»), кондюктер Жан де Ла Вефвиль
    рота №4 («Св. Антуана»), кондюктер Жак де Монмартен
    рота №5 («Св. Николая»), кондюктер Жак де Вискю
    рота №6 («Св. Иоанна Богослова»), кондюктер Филипп Дюбуа
    рота №7 («Св. Мартина»), кондюктер Жиль де Гаршье
    рота №8 («Св. Юбера»), кондюктер Жак де Ребренне
    рота №9 («Св. Екатерина»), кондюктер Клод де Даммартен
    рота №10 («Св. Юлиана»), кондюктер Пьер Аршамбо (Питер фон Хагенбах)
    рота №11 («Св. Маргариты»), кондюктер Бодуэн де Ланнуа
    рота №12 («Св. Авои»), кондюктер Аме де Рабутен.

     Однако задекларированный состав роты в 800 комбатантов и 100 нонкомбатантов выдержан не был, что подтверждает роспись трех наиболее укомплектованных рот (Таблица № 1).

    В качестве отличительных знаков каждой роте были вручены флаги (вероятно, по 3 на роту), окрашенные в «ливрейные» цвета кондюктера и несущие изображение «шефствующего» святого. Так, английский герольд Блюменталь, наблюдавший в сентябре 1472г. прохождение авангарда бургундской армии в составе четырех рот (СССС), оставил следующее свидетельство:

    «Он /Филипп де Кревкер. – А.К./ имел под своим началом СССС копейщиков /жандармов –А.К./ и прочих солдат, устроенных следующим образом: каждая С копейщиков имела штандарт и два паннона, один паннон для кутилье, едущих впереди, второй паннон для пехотинцев и штандарт для копейщиков».

Таблица 1. Роспись личного состава рот №№ 1,2,3 на 1472г.

№ роты

Кондюктер

жандармы

Конные лучники

пикинеры

кулевринеры

Пешие стрелки

всего

1

О.де Ла Марш

99

300

100

48

67

614

2

Ж. де Гаршье

100

300

99

34

59

592

3

Ж. де Ла Вефвиль

99

299

98

36

44

576

    13 ноября 1472г. в местечке Боэне-ан-Вермандуа был издан очередной военный ордонанс Карла Смелого. Ордонанс учитывал результаты Французской кампании и содержал незначительную корректировку численности регулярной армии Бургундии:

    Жандармы                     1 200
    Конные лучники             3 000
    Конные арбалетчики       600
    Пешие лучники              1000
    Пикинеры                      2000
    Кулевринеры                  600
    ВСЕГО                            8400 комбатантов

    Кроме того, в Боэне-ан-Вермандуаском ордонансе было более детально прописано вооружение бойцов. Жандарму вменялось иметь полный латный доспех со шлемом армэ, саладом или шапелем (два последних типа должны были снабжаться подбородниками), копье, меч и кинжал. Вооружение кутилье включало салад с подбородником, корсет-бригантину, кольчугу или пластинчатый нагрудник «немецкого стиля»( “maniere dAllemagne”), легкое кавалерийское копье – пику (для конного строя) или кузу (для пешего строя), меч и кинжал. Паж или валет (конюх) имел вооружение, подобное кутилье. Конные лучники снаряжались саладами без забрала, бригантинами или куртками-жаками, короткими сапогами, большими (английскими) луками, двуручными мечами и кинжалами.


Рис.5. Бургундская бригантина. Последняя треть 15 в. Базельский Цейхгауз
.

    Подобным же образом предписывалось вооружать и конных арбалетчиков-креникинеров. Исключением являлся арбалет с речно-редукторным (немецким) воротом, позволявшим стрелку заряжать свое оружие, не слезая с коня. Снаряжение пешего лучника дополнялось молотком для вколачивания кольев. Кулевринер вооружался саладом, кольчатым горжетом, пластинчатым нагрудником, кулевриной, мечом и кинжалом. Наконец, пикинеру надлежало иметь салад, куртку-жак, кольчугу или  нагрудник, пику, щит-баклер, меч и кинжал.

    Всем бойцам копья по-прежнему следовало помещать на одежде или кирасах крест Св. Андрея из алого бархата или сукна, кутилье и конным лучникам вменялось носить бело-синие ливреи.


Рис.6. Бургундские жандармы. Фрагмент миниатюры «Сражение при Муртене» из «Бернских хроник» Д.Шиллинга, 1480 г. Бернская Городская библиотека
.

    Новый ордонанс так же более детально расписывал походный порядок роты, ее расквартирование, уточнял некоторые элементы субординации. Так, готовясь к маршу, солдаты по первому сигналу труб сворачивали палатки и упаковывали свое имущество, по второму сигналу – собирались по подразделениям, по третьему сигналу – формировали общую колонну и выступали в поход. Для всех воинов роты вводилась обязательная перекличка, в связи с чем жандармы предоставляли списки своих людей непосредственным дизанье, те – далее по команде кондюктеру, который, в свою очередь, пересылал полный список роты в военный департамент, а дубликат оставлял при себе. Кроме того, упростилась процедура наказаний за те или иные провинности: решения о штрафе принимались на местах, как кондюктером, так и дизанье. Наконец, все бойцы ордонансовых рот отныне приводились к присяге «служить правдой и честью монсеньору герцогу против всех /на кого он укажет/».

    Кардинальные изменения в организации регулярных рот произошли после издания Сен-Максиминского ордонанса в Трире (октябрь 1473г.):
    «Наивысочайший, благороднейший, могущественный и бесстрашный монсеньор герцог Бургундии, Брабанта и прочая. Имея неустанное рвение и желание обезопасить, защитить и приумножить благосостояние герцогств, графств, провинций, земель и поместий, кои по естественному праву перешли от его благородных предков под его сюзеренитет, и дабы обезопасить их от посягательств врагов и всех, завидующих благополучию благородного Бургундского Дома, а также стремящихся силой оружия либо преступными действиями подорвать достаток, честь и целостность сего благородного Дома и указанных герцогств, графств, провинций, земель и поместий, так же, как некоторое время назад, сформировал и учредил роты ордонанса, жандармов и стрелков и прочих, конных и пеших, кои, равно как и прочие люди, не могут постоянно пребывать в повиновении и добром отношении без закона и инструкций, в которых расписаны их обязанности по поддержанию дисциплины и добродетельного порядка, а так же для наказания и исправления их недостатков и ошибок. Поэтому наш бесстрашный монсеньор, после неспешных, долгих и зрелых размышлений выработал и утвердил следующие законы, уставы и постановления».

    Отныне, рота состояла из 4 эскадронов (escadres), распадавшихся, в свою очередь, на 4 камеры по 6 копий каждая. 25 копье эскадрона являлось личным копьем эскадронного командира – шеф дэскадр (chief d’escadre). Три из четырех шеф дэскадр назначались кондюктером, четвертый – герцогом.


Рис.
7. Фронтиспис бургундской «Книги уставов», 1470-е гг.

    В начале года кондюктеры уведомлялись о своем вступлении в должность и приносили присягу на верность герцогу. Далее кондюктеры формировали роты, составляли списки военнослужащих, которые и предоставляли герцогу в конце года. Тогда же, в ходе специальной церемонии, кондюктерам вручались командирские жезлы, дубликаты герцогского ордонанса с необходимыми инструкциями и копии их ротных списков. Так, в Нанси, накануне Рождества 1475г. и похода против швейцарцев, Карл Смелый, окруженный придворными и дипломатами, провел пышную церемонию инаугурации двадцати новых кондюктеров. В ходе церемонии член Большого Совета Бургундии Гильом де Рошфор прочитал лекцию о необходимости усовершенствования военного искусства (l’arte militare) для лучшей защиты княжества. Затем вновь назначенные (либо переизбранные на новый срок) «кондюктеры 1476 года», по одному опускались перед герцогом на колени и клялись ему в верности. Командирам рот вручались жезлы, обшитые темно красным бархатом и бумажные книги в темно-красном же переплете с золотым и серебряным тиснением и гербом герцога, содержавшие текст ордонанса и уставы. 
    При этом герцог лично приветствовал каждого кондюктера, обещая своевременные денежные выплаты, и заверяя в своем непременном желании продлить контракт в дальнейшем.

    Следует оговориться, что вряд ли среди кондюктеров находились оптимисты, относящиеся всерьез к словам герцога о своевременных выплатах. Денежное довольствие поставлялось в роты крайне неаккуратно – как из-за чиновничьей волокиты, так и в результате форс-мажорных обстоятельств. Так, например, очередная квартальная оплата ордонансовых рот была сорвана внезапным нападением швейцарцев при Муртене (22 июня 1476г.):
    «Для начала он /Карл Смелый –А.К./ выделил Жаку де Ла Фритту, клерку, назначенному вместо Пьера Миллара в роте Доммарьена, сумму в 500 бургундских флоринов… Упомянутый Жак не смог произвести эти платежи, потому что сражение началось сразу после того, как ему дали деньги».

    Сен-Максиминский ордонанс продолжил тему унификации рот и четко структурировал военные флаги. Отныне, каждой роте предписывалось иметь главный штандарт с изображением «шефствующего» святого, несущий цвета кондюктера (“ des divers conducteurs seront de couleurs differentes”), малый штандарт или гвидон и 4 корнета-ансеня – по одному на каждый из четырех эскадронов роты. Командиры низовых подразделений-камер так же снабжались флажками-баннеролями, крепившимися к шишакам их шлемов. Жан де Труа описывал бургундские флаги следующим образом:
    «В то время герцог имел большой штандарт с изображением Св. Георгия, а так же различные гвидоны и корнеты для частей придворных войск, лучников и герцогской гвардии и двадцати ордонансовых рот; штандарт первой роты был золотым с изображением Сен-Себастьена, а также девизом герцога, кремнем, огнивом, пламенем и крестом Сент-Андрэ».

    Интересная деталь – кондюктеры, вступившие в должность, но еще не возведенные в ранг баннеретов, снабжались ротными флагами, несущими ливрейные цвета Карла Смелого. Таковы, например, бело-синие гвидоны Св. Анны, Св. Юбера, Св. Андрея и т.д. из «Люцернской книги флагов» (Бернский исторический музей).


Рис.8. Корнеты Св. Иуды Фаддея. С-Галлен, Исторический музей.
Размеры 47 на 278,5 см и 27 на 142 см.

    Следующие параграфы ордонанса еще более ужесточали дисциплину: солдатам запрещалось богохульствовать, ругаться и играть в кости. Не менее утопично выглядела и попытка герцога привить своим бойцам плотское воздержание: многочисленных проституток, сопровождавших солдат в походе или на постое, следовало разогнать, оставив на каждую роту лишь по 30 из них.
    Более здраво выглядел раздел, посвященный проведению учений: солдат тренировали на предмет овладения тактическими приемами, учили взаимодействию на поле боя, отрабатывали боевые построения.

    К исходу 1475г. ордонансовые войска Бургундии уже включали в свой состав 24 роты. К выше перечисленным соединениям добавились следующие:

    Формирования 1472г.
         Рота № 13 («Св. Андрея»), кондюктер Филипп де Пуатье

    Формирования 1473г.
        Рота № 14 («Св. Этьена»), кондюктер Йост де Лален
        Рота № 15 («Св. Петра»), кондюктер Людовик де Суассон
        Рота № 16 («Св. Анны»), кондюктер Никола де Монфор

    Формирования 1474г.
        Рота № 17 («Св. Иакова»), кондюктер Труало ди Росано
        Рота № 18 («Св. Магдалины»), кондюктер Жан де Доммарьен
        Рота № 19 («Св. Иеремии»), кондюктер Жан де Жокурт

    Формирования 1475г.
        Рота № 20 («Св. Лаврентия»), кондюктер Денис Португальский
        Рота № 21 (?), кондюктер Джон Миддлетон
        Рота № 22 (?), кондюктер Роджероно д’Аккроччамуро
        Рота № 23 (?), кондюктер Пьетро ди Леньяно
        Рота № 24 (?), кондюктер Антонио ди Леньяно

    Численный состав рот по-прежнему был далек от задекларированных стандартов. Более или менее положения ордонанса выполнялись в отношении жандармов и конных лучников. Сложнее обстояло дело с кутилье и пехотинцами.

    Собственно пехотинцы, т.е. пикинеры, кулевринеры, лучники и арбалетчики, в ходе боя, похоже, выводились из состава роты и формировали отдельные подразделения с отдельными, не входящими в штат роты командирами. Так, описывая сражение при Нейсе (23 мая 1475г.), Карл Смелый подчеркнул, что пехотинцы, а именно стрелки, прикрытые пикинерами, построились отдельно и подчинялись весьма именитым вельможам княжества – Фьенну, Руа, Креги, Эно, Пиену и прочим. В таблице 2 приведена примерная роспись некоторых рот на осень 1474г., позволяющая оценить их реальную численность и состав.

Таблица 2. Роспись личного состава рот №№ 6,8,11—16 на осень1474г.

роты

кондюктер

жандармы

лучники

пехотинцы

всего

по штату

(комбатантов)

6

Равештейн

100

300

300

700

800

8

Ребренне

100

300

-

400

800

11

Ланнуа

300

200

300

800

800

12

Кусанс

100

400

-

500

800

13

Пуатье

100

200

-

300

800

14

Лален

100

300

250

650

800

15

Суассон

100

300

250

650

800

16

Беллемон

50

200

400

650

800

    Не смотря на трудности, связанные с комплектованием и финансированием ордонансового войска, его доля в вооруженных силах княжества неуклонно увеличивалась. В конце 1472г. треть  всей бургундской армии состояла из солдат, поставленных на постоянное денежное довольствие. Так, канцлер Гильом де Югоне в своем докладе указал, что «Армия Бургундии» включала в свой состав 1200 ордонансовых копий, 100 копий феодального ополчения для полевой армии и 800 – 1000 копий гарнизонных войск. К концу 1475г. регулярная армия уже составляла две трети от всех вооруженных сил княжества и продолжала увеличивать свой удельный вес. В самом начале 1476г. были сформированы еще три роты:

    Рота № 25 , кондюктер Людовико Тальяни
    Рота № 26 , кондюктер Йост д’Эллюн
    Рота № 27 , кондюктер Д. Мариано.

    В мае 1476г. в Лозанне Карл Смелый издал очередной военный ордонанс, в котором попытался устранить административно-тактическое противоречие, вытекающее из обособленного положения пехоты. Отныне пехотинцы полностью выводились из состава рот и образовывали отдельные пехотные отряды (enfants pied, всего 6), иногда так же именуемые ротами. Конные лучники теперь так же окончательно спешивались, что объяснялось как условиями местности (собирались воевать в горной Швейцарии), так и тактическими соображениями: «лучник может с большей пользой использовать лук, будучи не верхом, а в пешем строю». Карл Смелый вероятно учел опыт неудачного Грансонского сражения, когда спешивание лучников перед лицом наступающего неприятеля создавало массу неудобств.

    Ордонанс по большей части был посвящен тактическим и дисциплинарным вопросам. Смертной казни подлежал любой солдат, нарушивший приказ командира в ходе марша или сражения, а так же пойманный с поличным во время грабежа («пусть даже и на вражеской территории»), разорения церквей или насилия над женщинами. Кроме того, герцог велел:
    «дабы все проститутки в ходе предстоящей кампании были высланы из рот, а самих людей следует заставлять употреблять больше воды, чтобы они не перегревались в ходе упомянутой кампании».

    Лозаннский ордонанс (сохранился в итальянском переводе благодаря датированной 13 мая копии миланского посла Джакомо Панигаролы) стал последним крупным военным указом Карла Смелого, известным на сегодняшний день. О последующей реорганизации бургундской армии сохранились лишь косвенные свидетельства. Так, согласно отчетам военного казначейства, Карл Смелый к концу 1476г. провел окончательное деление своих войск по родам оружия. Все жандармы были сведены в 12 рот тяжелой кавалерии (по 100 бойцов в роте), все конные лучники –в 24 роты легкой кавалерии (по 100 бойцов в роте). Ордонансовая пехота была сведена в три корпуса по 1000 бойцов. Каждый корпус делился на сотни или роты, под командой центенариев или капитанов. Сотни делились на десятки, под командой дизанье. Сохранились так же сведения о том, что пехотное копье включало в свой состав 3 пикинеров, 3 арбалетчиков и 3 кулевринеров.


Рис.9. Парадная мантия Бургундии. Последняя треть 15 в.
Фрибур, Историко-художественный музей.

    Приток «свежей крови» в ордонансовую армию Карла Смелого стал возможен благодаря многочисленным иностранным наемникам, в первую очередь итальянцам. Так, накануне похода на Кельн (1474г.), герцог за 190 000 крон нанял в Северной Италии сроком на 5 месяцев 8 000 кавалеристов и 5 000 пехотинцев. Многие из этих наемников приняли участие в осаде Нейса. Согласно немецким источникам, итальянский корпус под Нейсом включал 6000 кавалеристов и 2000 пехотинцев, а их предводители Никола де Монфор, граф де Кампобассо, Джакомо Галеотто и Джакомо Вальперга стали бургундскими кондюктерами. В целом, из 27 сформированных к маю 1476г. ордонансовых рот  восемь состояли из итальянцев.

    Следующий по численности контингент иностранных наемников представляли англичане. Впервые они были упомянуты в качестве наемников во время первой Льежской кампании 1467г., где великолепно проявили себя в ходе Брюстемского сражения (28 октября). Затем англичане временно исчезают из рядов герцогской армии, по крайней мере, в начале 1472г. военное казначейство регистрирует лишь 11 жандармов, 27 конных и 16 пеших лучников, состоящих на бургундской службе. Осенью 1472 и весной 1473 гг. союзник Карла Смелого Эдуард IV Йорк направил в Бургундию от 2 до 3 тысяч своих наемников. В осаде Нейса приняло участие около 300 кавалеристов и 1600 лучников под общим командованием Джона Миддлетона, опытного английского военачальника. Осенью 1475г. после перемирия английского и французского королей в Пикиньи, еще 2000 островитян пожелали записаться в армию Карла Смелого. Даже герцогская гвардия почти наполовину состояла из английских «солдат удачи».

    Катастрофический разгром бургундской армии при Муртене сильно уменьшил долю иностранных наемников на службе у герцога Карла. Кроме того, швейцарцы взяли под жесткий контроль дороги через горные перевалы, отрезав Северную Италию от Бургундии. Тем не менее, часть итальянцев и около 1000 англичан приняли участие в завершающих боях Бургундских войн, где по большей части и сложили свои головы. Например, в роте Джона Тарнбулла из 96 бойцов к концу кампании в живых осталось только 34.

    Наемники из Германии, пополнили ряды бургундской армии в 1473г., после осенней встречи герцога Карла с императором Фридрихом III Габсбургом. По меньшей мере, 200 кулевринеров, возглавляемых Рейнольдом фон Броххаузеном, приняли участие в осаде Нейса, а немецкий рыцарь Вилвольт фон Шаумбург оставил интересные воспоминания об этой кампании.

    В целом, национальный состав армии Карла Смелого отличался большой пестротой. Собственно бургундский элемент был сильно разбавлен фламандцами (роты №№ 2,3,26), пикардийцами и геннегаусцами (рота №13), голландцами (рота №6), савойцами (роты №№5,19), эльзасцами (рота №10), испанцами и португальцами (рота №20), упоминавшимися англичанами и итальянцами (ломбардцами) причем среди последних встречались даже мавры. Столь многонациональный состав не мог отрицательно не влиять на дисциплину и степень взаимодействия в бою. Можно с уверенностью утверждать, что бургундскую армию разъедали глубокие внутренние противоречия, резко снижавшие боевую эффективность. Особенно ярко это проявлялось на длительных стоянках и во время осады. Так, пикардийцы отказывались жить в совместном лагере с итальянцами, обвиняя последних в пристрастии к содомии. При этом находились очевидцы, которые утверждали, что трупы ломбардцев ужасно пахнут. Англичане, отличавшиеся атлетическим сложением и задиристым нравом, устраивали неоднократные солдатские бунты – во время осады Нейса и в лагере под Лозанной. Жертвой одной из таких потасовок едва не стал Карл Смелый, самих же англичан после этого убивали по всему лагерю, а их имущество грабили. 


3. 
Ливреи.

    В средневековых текстах геральдические одеяния, носимые во время торжественных церемоний либо боевых действий, часто обозначаются термином «котдармэ (cotte d’armes), что буквально переводится как «гербовая одежда». Например, Оливье де Ла Марш, бургундский придворный и военный функционер, плащи-табары герольдов именует гербовой одеждой : «плащом герольдов является котдармэ»(«le herault doit avoir la cotte darmes vestue»). А вот что пишет в своей «Турнирной книге» Рене Анжуйский, ведя речь о геральдических одеяниях турнирующих рыцарей: «Гербовые одежды изготавливаются как у герольда, разве что не должны собираться складками на теле, дабы лучше демонстрировать герб владельца» (“La cotte darmes doit ester faicte ne plus moins comme celle dung herault…”). Вместе с тем, термин «котдармэ» употребляется и в отношении военных ливрей. Тот же Ла Марш, будучи капитаном «молодой» гвардии Карла Смелого, упоминает о ливреях бургундских телохранителей: «garde la cotte darmes».  А Пьер де Кустин пишет о различных фасонах котдармэ (“la facon de plusieurs cottes darmes”),  подтверждая условность и «всеобъемность» указанного термина.


Рис.10.Герольд Людовика де Брюгге, сеньора де Ла Грютюза.
Фрагмент миниатюры из «Турнирной книги короля Рене», 146-1480 гг.
Париж, Национальная библиотека.

    Немецким аналогом французскому котдармэ служит термин «ваппенрок» (Wappenrock). Так, источники пишут, например, о страсбургской милиции, одетой в «ваппенроки городских цветов, красный и белый» (“Wappenrocken in den Stadtfarben Rot-Weis aus”). Так же для обозначения геральдических одеяний немецкие источники используют термины Heroldenrock (геральдическая одежда) , Waffenrock (военная одежда) и, даже, Buntenrock (пестрая одежда). В счетных ведомостях Франкфурта на закупку красного сукна для солдатских «мундиров» употребляется термин “libery”.


Рис.11. Герб Филиппа де Круа, графа де Шиме на фоне его «ливрейных» цветов. 1450-1460-е гг.

    В англоязычной литературе  массовую одежду воинских контингентов принято именовать «ливреями» (livery). Во французских текстах мы находим аналог этому термину – палето (paletot). Ливреи (сиречь котдармэ) солдат того или иного сеньора либо города могли быть, как уже указывалось, разных фасонов: пончообразные безрукавки –сюрко  либо приталенные жакеты, с рукавами и без. Ординарные ливреи несли либо гербовые цвета города, либо «ливрейные» цвета своего сеньора. Ливрейные цвета не нужно путать с гербовыми (что иногда имеет место на реконструкторских сайтах), т.к. они отражали не тинктуру официального герба владельца, а колер его штандарта. В качестве примера вспомним нашего знакомого Жана д’Энина, служившего в роте Жана Люксембургского, бастарда д’Обурдена. Черно-фиолетовый штандарт капитана роты дублировался черно-фиолетовой расцветкой ротных ливрей (“ les paletots des archers etaient egalement ainsi”).


Рис.12. Реконструкция некоторых ливрей бургундских военных контингентов. Куркин А.В.
(кликните на рисунок, чтобы увеличить)

    Следующим элементом ливреи был «девиз» (бэйдж) сеньора –эмблема, как правило, отраженная в его штандарте. Эмблемы могли быть «главными»(в большинстве случаев фигуры) и «второстепенными» (те же фигуры, узлы и вензеля). Например, серо-красные (под цвет штандарта) ливреи солдат Людовика де Люксембурга, графа де Сен-Поля, могли нести у командиров подразделений главную эмблему (серебряный единорог), а у рядовых –второстепенную эмблему (золотой капюшон или литера «L»).  Бело-серые ливреи солдат Пьера д’Аршамбо, бургундского капитана, несли изображения трех игральных кубиков, а ливреи солдат Людовика де Брюгге, бургундского губернатора Голландии, --изображение бомбарды.


Рис.13. «Девиз» Жана Отважного. Фрагмент портрета.

    Интересна история развития главного «девиза» самих герцогов Бургундских. В 1405 г., в ответ на появление французской королевской эмблемы в виде двух «сучковатых» жезлов, бургундский герцог Жан Отважный избрал своим «девизом» золотой рубанок с разлетающимися стружками. Его сын Филипп Добрый заменил рубанок очень похожим изображением золотого огнива с разлетающимся искрами. Карл Смелый унаследовал «девиз» отца, поместив изображения огнива на черно-фиолетовые палето своих гвардейцев. Интересно, что на ливреях бургундских военачальников, судя по всему, огниво расшивалось  изображением герба герцога.       Следующим унификационным знаком, помещаемым на ливреи бургундских солдат, стал «Андреевский» крест. С 1435 г. он был объявлен официальной эмблемой бургундского воинства (Как эмблема, Андреевский крест появился в Бургундии значительно раньше).


Рис. 14. Реконструкция ливреи-сюрко Филиппа де Круа, 1476 г.


Рис. 15. Ливрея-жакет бургундского лейб-лучника. Фландрия, 1470-е гг. Вос, Университетская библиотека.


Рис.16. Ливреи лейб-лучников Карла Смелого с литерами «С&С». Фрагмент гобелена «Юлий Цезарь», Турнэ, 1465-1470 гг. Берн, Исторический музей.


Рис.17. Вензель Карла Смелого. Фрагмент гобелена «Тысяча цветов», Брюссель, 1466 г. Берн, Исторический музей.

    Помимо этого, палето бургундских воинов могли украшаться вензелями своих сеньоров. Например, черно-серые ливреи лейб-лучников Филиппа Доброго были расшиты литерами “Ph” & “I” («Филипп» и «Изабэль», т.е. Изабелла Португальская, его супруга ). Ливреи лейб-лучников Карла Смелого так же несли вензеля своего сеньора с начальными буквами имен трех его жен (“C”&”C”, т.е. «Карл», латин. “Carolus” и «Катрин»,  “C”&”I”, т.е. «Карл» и «Изабэль» и  “C”&”M”, т.е. «Карл» и «Маргэрит»). Кроме того, известен еще один вензель герцога “E”&”E” (Ephra & Ezvi). Изменялась и цветовая гамма гвардейских палето : черно-фиолетовая, белая, бело-красная, красно-синяя, бело-синяя. Возможно, цвета ливрей «подгонялись» под определенное событие: например, красно-синие палето гвардейцев во время свадьбы Карла и Маргариты Йорк. В этом случае такие «сиюминутные» ливреи следует считать «экстраординарными». В 1471 г., о чем писалось выше, ордонансовые войска получили ливреи «устоявшейся» к тому времени герцогской цветовой гаммы –бело-синие с красным Андреевским крестом, под цвет его штандарта со Св. Георгием, поражающим дракона (Наиболее раннее изображение бело-синего штандарта Карла Смелого, которое мне удалось найти, датировано 1469-1471 гг.: миниатюра «Молитвенника» Карла Смелого из Музея Поля Гетти, Лос-Анджелес)


Рис.
18. Штандарт (гвидон) Св.Георгия, 1474 г. Золотурн, Старый цейхгауз. Размеры 113 на 365 на 345 см.

    Ливреи городских ополченцев, в отличие от ливрей солдат ордонансовых рот либо дворянских контингентов, как уже говорилось, несли гербовые цвета своих городов, дополняемые обязательными Андреевскими крестами. Так, в одном из латинских текстов говорится о «черного и белого цвета туниках» (“vectiti nigris et albis tunicis”) городского ополчения из Гента. Примечательно, что эта цветовая гамма стала причиной возникновения клички «дятлы» (Spechte), которой немцы «наградили» гентцев. Йохан Небель, воевавший против бургундцев в рядах защитников Нейса, писал, что в насмешку над гентскими «дятлами» солдаты гарнизона развешивали на гребне крепостной стены силки для ловли птиц.

    Помимо ливрей бургундские воины использовали перевязи (bandes): на одной из миниатюр «Цюрихских хроник» Д.Шиллинга бургундские жандармы поверх лат носят бело-синие «банды» с красными крестами, а на миниатюре из «Переводов Ксенофонта» телохранитель Карла Смелого поверх синего жакета носит красную перевязь.


Рис.1
9. Телохранитель Карла Смелого.
Фрагмент фронтисписа «Переводов Ксенофонта», 1467 г.
Брюссель, Королевская библиотека.

    Сам Карл Смелый в качестве котдармэ использовал, скорее всего, жакет с рукавами или без, полностью покрытый шитьем или аппликацией своего герба. Оливье де Ла Марш описывал герб Карла Смелого следующим образом:
     «Разделенные части Франции и Бургундии и противоположные Брабанта и Лимбурга; для Франции: в лазури золотые цветки лилии (dazur cemede fleurs de lis dor), бордюр разделен (разрезан, купирован –couponnee) на серебро и червлень; для Бургундии: шесть частей (pieces) золотых и лазоревых полос (bandes), лазоревый бордюр; для Брабанта: в черни золотой лев; для Лимбурга: в серебре вооруженный (т.е. с когтями) червленый лев с золотыми языком и короной; в центральной части щит Фландрии с черным львом в золоте.»


    Рис.20. Герб герцога Бургундского. Фрагмент гобелена «Тысяча цветов»

    Гербовое палето Карла Смелого в виде жилета (безрукавного жакета), изготовленное из шелка, долгое время хранилось в швейцарских коллекциях. В 80-х гг. XIX в. котдармэ герцога окончательно обветшало и было срисовано и подписано: Hertzog Carl von Burgund Herolden Rock”, в результате чего мы можем судить о внешнем виде геральдического одеяния герцога. Не менее ценная информация о том, как выглядел Великий герцог Запада во время военных действий, содержится в ряде изобразительных источников, дошедших до наших дней. Среди них –изображения Карла Смелого в образе Юлия Цезаря на одноименном гобелене (1465-1470 гг. Бернский Исторический музей) и статуэтка из позолоченного серебра «Карл Смелый и Св. Георгий» (1467-1471 гг. , Кафедральный Собор Льежа). В обоих случаях бургундский герцог изображен в жакете с рукавами и в доспехах итальянского стиля, изготовленных, вероятно, нидерландскими придворными оружейниками («по мерке монсеньора») Ланселотом де Жентердалем и Балтазаром дю Корнэ.


Рис.21. Статуэтка «Карл Смелый и Св.Георгий», фрагмент.

    Интересно, что после битвы при Нанси (1477 г.), Рене Лотарингский преподнес Людовику XI шлем-салад погибшего герцога: Len porta la sallade dudit duc au Roy nostre sire”. Церемония носила явный пропагандистский характер – никакого салада Карла Смелого , снятого, якобы, с его трупа, попросту не могло быть. О том, в каком виде был найден павший Великий герцог Запада, писали многочисленные средневековые источники, среди них Жан  Молине:
    «Паж (Карла Смелого), доставленный к герцогу Лотарингскому и будучи опрошенным, признался, что он видел, как герцог Бургундский был сброшен с коня и убит в одном месте, которое он (паж) готов указать. Следующим утром паж, сопровождаемый множеством знатных людей, отправился в поле и отыскал тело герцога Бургундии совсем голым, лежавшим на земле среди прочих трупов; он (герцог) получил три смертельных раны: одну в голову алебардой, которая расколола ему череп надвое, другую пикой в пах и третью в ягодицы»


Примечание:   
 Библиография

    Источники:
    Deuchler F. Die Burgunderbeute. Bern, 1963.
    Коммин Ф. Мемуары. М., 1987.
    Chauvelays M. La composition des armees de Charles le Temeraire. Dijon, 1879.
    La Marche O. Memoires. V. I-III. Paris, 1885.
    Le Livre des tournois du Roi Rene. Paris, 1986.
    Molinet J. Croniques. Bruxelles, 1935.
    Pastoureau M., Popoff M. Grand armorial eguestre de la Toison d’Or, Paris, 2003.

    Литература:
    Arnold T. The Renaissance at War. London, 2001.
    Brusten C. L’armee bourguignonne de 1465 a 1468. Bruxelles, 1953.
    Contamine P. Guerre Etat et Societe a la fin du mouen age. Paris, 1972.
    Die Murtenschlacht. La bataille de Morat. Fribourg, Bern, 1976.
    Embleton G. Medieval Military Costume. Ramsbury, 2001.
    Fliegel S. Arms and Armor. The Cleveland Museum of Art, 1998.
    Houston M. Medieval  Costume in England and France. N.Y., 1996.
    Куркин А.В. Осада Нейса, 1474 –1475 гг., «Воин», 2007, №4.
    Куркин А.В. Рыцари: последние битвы. М.; СПб., 2005.
   Куркин А.В. Униформа и флаги армии Карла Смелого, герцога Бургундии. «Para bellum», 2006, №26.
    Mann J. Arms and Armor in England. London,1966.
    МсGill P., Pacou A., Riddel R. The Burgundian Army of Charles the Bold. Freezywater publications, 2001.
    Michael N. Armies of Medieval Burgundy, 1364—1477. London, 1973.
    Neubecker O., Brooke-Little J., Tobler R. Heraldry. London, 1997.
    Neuss, Burgund und das Reich. Neuss,1975.
    Slater S. The History and Meaning of Heraldry. London, 2004.
    Turnbull S. The Book the Medieval Knight. London, 1995.
    Vaughan R. Charles the Bold. London, 1973.
    Vaughan R. Philip the Good. London, 1970.



Военная история. Статьи. Конспект варгеймера: Эквиты. Классификация гладиаторов.
Конспект варгеймера: Секутор. Классификация гладиаторов. Часть 2.
Конспект варгеймера: Ретиарий. Классификация гладиаторов. Часть 1.
Воинственные майя (военное дело майя постклассического периода).
М. Нечитайлов: Пельтасты армии Антигонидов (III – II вв. до н.э.)
Джулиан Лорриман. После Ганнибала.
Соколов О. В.: Ответ на ''рецензию'' книги ''Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа, 1799-1805''
М. Бостриков: «Знамена балтийских славян VIII-XIIвв.»
М. Нечитайлов: Армии Английских гражданских войн: Униформы.
А. Куркин: Рецензия на статью М. К. Чинякова «Бургундские ордонансовые роты. 1470-1477 гг.»
  Связанные ссылки
· Больше про Военная история. Статьи.
· Новость от Pipeman


Самая читаемая статья: Военная история. Статьи.:
Вооружение и снаряжение скифских воинов VI – IV вв. до н.э.

  Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.9
Ответов: 20


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


  опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




2004 (c1) eDogsCMS (aka edogs-Nuke) php-nuke 7.3 based. eDogsCMS (aka edogs-Nuke) written by O&S (aka edogs)
PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi. This is free software and you may redistribute it under the GPL. PHP-Nuke comes with absolutely no warranty for details see the license.
Web site protected by myNukeSecuRity, © Maxim Mozul, www.studenty.de
Открытие страницы: 0.051 секунды и 0 запросов к базе данных ! DB time is: